Язык врага

Язык врага

Как известно многим, у нас уже был великий учёный, который знал толк в языкознании, но поскольку большая часть населения была ближе к брянским или тамбовским волкам, то проблема изучения вражеского языка особо и не стояла.

Тем более, что большинство врагов были внутренними, говорили на том же языке что и мы, а кто они есть на самом деле, нам вовремя разъясняли компетентные товарищи, не относившие себя к волкам, хотя и поступавшие по волчьи. Мы говорили о братстве народов и даже изучали эсперанто.

Детство моё прошло в маленьком провинциальном городке на юге Бессарабии. Позже этот городок стал известен тем, что там родился Петя Вальцман, но в то время название городка вызывало только нечёткие ассоциации со столицей Югославии. Но поскольку там тогда правил Тито, который, по мнению компетентных товарищей не был нашим другом, то из-за того, что непосредственно с нами Югославии не граничила, то и о языке вопроса не было.

Говорили в городке и окрестных сёлах преимущественно на четырёх языках: молдавском, румынском, гагаузском и русском. До сих пор помню детскую считалочку: Ела тука, Гел бурда, Винум кочи, Иди сюда. Дети быстро находили общий язык между собой в процессе игр, да и взрослых экономика заставляла активно общаться, поэтому русский стремительно становился языком межнационального общения.

Детвора гоняла по пыльным улицам гагой диски от танковой трансмиссии, набивала до одурения жошку и обносила окрестные виноградники, благо, что их было много. Разговаривали на феноменальной смеси из всех четырёх языков, причём никто не чувствовал себя обделённым и обиженным, поскольку всегда находились добровольные переводчики, которые с помощью жестов и нескольких специфических выражений всегда могли донести смысл сказанного. Короче до поры до времени всё было благополучно…

Но, пришло время идти в школу и тут случилось страшное. С первого класса всем надо было изучать Украинську мову. Если для нас, россиян — это был ещё «сильно испорченный русский», который мы хоть сколько-то понимали, то для гагаузов и румын это была катастрофа. Кроме того, родители и старшие братья и сестры многих из них ещё хорошо помнили, чем отличились совсем недавно галичане, у которых с Бессарабией никогда не было добрых отношений.

Короче говоря, все одношкольники воспринимали новый предмет крайне негативно и, хотя учителя и проводили разъяснительную работу про «братский народ», постепенно сформировалось и твёрдо закрепилось в подсознании, что «язык врага надо знать и понимать, поскольку от него можно в любой момент ожидать всяческой подлости». Кстати, Петя учился примерно в то же время и возможно в той же самой школе, так что есть основания думать, что и у него тогда настрой был аналогичный.

Конечно со временем акценты несколько сместились, но навсегда закрепилось понимание того, что на украинском с Друзьями не разговаривают. Именно поэтому, возможно, Петя с Ахметовым, Аваковым, Коломойским и даже с Зеленским общается на мове. Даже Саакашвили пытается её освоить, хоть это и даётся ему непросто…

Скорее всего, наступит время, когда все они вспомнят свой язык детства, если конечно не придётся ботать по фене.

Вячеслав Бобылев.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: Slavik Bobylev Патриот "Руки Кремля"
Расскажите что-нибудь о себе.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

@peepso_user_37(Ксения К.)
Знала про укранизацию, что язык насильно насаждади, но что для многих это язык врага, не думала.
Про детство беззаботных мальчишек понравилось. Таким хорошим повеяло, безоблачным. Хорошо написали, спасибо.
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности