Судьба генерала

Судьба генерала
История политических репрессий советского периода 20 века
продолжает волновать сердца людей на постсоветском пространстве и
постоянно наполняется новым содержанием. В настоящее время
обозначаются ее границы во времени, уточняется число невинных жертв
произвола и изучается этот процесс как явление социальной жизни. Еще
не все дела пересмотрены органами прокуратуры в порядке исполнения
Закона РФ от 18.10.1991 года «О реабилитации жертв политических
репрессий» и делать окончательный вывод о масштабах этого явления
пока рано.

Знакомясь с судьбами искалеченных репрессиями людей, порой
удивляет их стойкость и несгибаемость. В мае 2003 года в управление
реабилитации жертв политических репрессий Главной военной прокуратуры
поступило из архива для проверки уголовное дело в отношении генерал-
майора Вольхина Александра Алексеевича, сложная судьба и жизнь
которого во многом характерны для командиров Красной Армии того
времени. Вольхин испытал на себе все «прелести» режима, однако не
сломался, выстоял и до конца жизни боролся за поруганную честь. Своей
ратной службой родине и стойкостью духа он, безусловно, заслужил, чтобы
о нем стало известно широкому кругу соотечественников.

Вольхин А.А. родился 28 августа 1897 года в дер. Верхбаевка
Сыгердского района Пермской губернии (ныне Свердловской области).
Окончил 3 класса народной школы и 2 класса сельхозшколы. Работал по
найму. С мая 1916 года служил в царской, а затем в белой армии рядовым
солдатом, унтер-офицером. В августе 1919 года в г.Орске добровольно
перешел из армии Колчака на сторону Красной Армии и зачислен в
Самарский запасной полк.

Благодаря своему упорству и настойчивости, физической закалке и
природной сметливости, он «пошел в рост». Участвовал во многих войнах
и конфликтах того времени. В 1920 году воевал против Врангеля, был ранен
в ногу под Мелитополем. Участвовал в 1921 году в подавлении
Кронштадтского мятежа в составе сводного полка курсантов Петергофских
курсов, в 1929 году воевал против белокитайцев при конфликте на КВЖД,
где был ранен в голову. В 1933 году, после окончания академии им. М. В.
Фрунзе, назначен начальником штаба 111 полка 37 стрелковой дивизии, а
в июне 1940 года назначен командиром 145 стрелковой дивизией и стал
генерал-майором.

В 1938 году Вольхину объявлен выговор «за притупление классовой
бдительности»,- дал рекомендацию кандидату в партию, который
впоследствии оказался «врагом народа». Взыскание снято в 1939 году. Нет
данных, что этот факт повлиял на продвижение по службе, но пятно на
репутации и недоверие все равно остались. В марте 1941 года Вольхина в

 

2
порядке аттестации рекомендуют направить для учебы в академию
Генерального штаба. Что еще нужно для человека, преданного ратному
делу?

Работники военно-исторического центра                       Г енерального       штаба

Вооруженных Сил РФ в беседе с автором отмечали, что у Вольхина был
сложный, волевой и противоречивый характер. Он часто конфликтовал с
вышестоящими командирами, с военными «чинушами». Это тоже сыграло
свою роль в его дальнейшей судьбе. Самостоятельность тогда не
приветствовалось. Поэтому личное дело Вольхина представляет собой
набор противоречивых аттестационных материалов. В один и тот же
период он характеризуется как положительно, так и отрицательно.

Великую Отечественную войну Вольхин встретил командиром 145
дивизии, которая входила в состав Белорусского военного округа, и одной
из первых приняла бой с отборными немецко-фашистскими частями. Это
был трудный период, сплошные неудачи на фронте. Вслух не упоминалось,
что Красная Армия еще не готова одерживать победы. Все неудачи валили
на кого угодно, в том числе на «врагов народа». Командующий 28 армией,
в которую входила 145 СД, генерал-лейтенант Качалов В.Я. после ряда
неудач обвинил Вольхина во всех грехах, которые привели к поражению
дивизии и в целом 28 армии. 31 июля 1941 года он пишет на Вольхина
«боевую характеристику», в которой умаляет его полководческие
достоинства и всячески очерняет. Вольхина отстранили от должности, и
стоял вопрос о возбуждении в отношении него уголовного дела. Однако,
страна несла огромные потери и не всегда находилось время для детального
разбирательства и суда. Вольхин борется за свою жизнь и открыто
доказывает, что его вины в поражении нет. Позднее, переживая этот навет
Качалова, он пишет генералу армии Черняховскому И.Д.: «…моя совесть
чиста, я ни в чем не виноват. Целый год с напряжением доказывал
никчемность и пустоту этого документа (боевой характеристике — авт.).
Доказал — я на фронте ».

Кстати, на основании приказа Ставки Верховного Главного
командования Красной Армии №                     270 от 16 августа 1941 года

упомянутый Качалов В.Я. за поражения в июле 1941 года возглавляемой
им 28 армии подвергся репрессиям.

Вольхина переводят в Сталинградский военный округ и назначают
командиром 16 запасной бригады. В феврале 1942 командующий войсками
округа генерал-лейтенант Герасименко В.Ф. дает Вольхину положительную
характеристику и рекомендует его как боевого генерала.

В этот период войны уже идут тяжелые, кровопролитные бои на
Сталинградском фронте с превосходящим силами противника. 10 мая 1942
года Вольхин назначен командиром 147 стрелковой дивизии, которая
входит в состав 62 армии Сталинградского фронта. 12 июля 1942 года он

 

3
стал принимать должность командира дивизии, которая в этот период вела
изнурительные бои.

Впоследствии в протоколе допроса Вольхин напишет, что «безусловно
находился в сложной обстановке и к тому же в дивизии он был человеком
новым, знакомился с дивизией во время боевых действий. Штаб дивизии
был не сколочен, работников штаба я не знал, а они не знали меня. Причем
начальника штаба дивизии пришлось снять и потом самому руководить
работой штаба».

В это время на Сталинградском направлении противник имел
преимущество по количеству личного состава в 1,2 раза, танков — в 2 раза,
самолетов в 3,6 раза. В полосе 62 армии превосходство было еще большим.
9 августа 1942 года Вольхин получает приказ командующего 62 армии
генерал-майора Лопатина А.И. «об организации и нанесения удара войскам
противника в направлении с. Верхний Чир, имея целью поставить войска
противника в положение окружения». Приказ, конечно, выполнен не был.
Победы ниоткуда не берутся. Дивизия, как и вся 62 армия, оказалась в
окружении и была полностью уничтожена. Вольхин пытался вывести
дивизию из окружения, однако на левый берег Дона ему удалось
переправится лишь с горсткой подчиненных.

Уже вышел приказ Сталина И.В. № 227 от 28 июля 1942 года «Ни
шагу назад». Согласно этому приказу, если оценивать его образно, все
те, кто не успел умереть в бою и отступил, оставшись в живых, считались
«врагами народа» и подлежали репрессиям.

Начался поиск причин поражения. Найти виноватого нужно было
раньше, чем это сделает вышестоящее командование. Раз Вольхин не
положил свою жизнь в бою, значит, не все сделал для победы. 15 августа
1942 года военный совет 62 армии принял постановление, в котором
констатировал, что Вольхин «…трус, позорно бежал с поля боя,
смалодушничал…» и т.д. Дежурный набор эпитетов для таких случаев в
свое время создал Генеральный прокурор СССР Вышинский В.Я.

После ряда поражений в это же период ставка ВГК образует
Сталинградский и Юго-Восточный фронт, командовать которым назначен
генерал-полковник Еременко А.И., а членом военного совета фронта
поставлен Н. С. Хрущев. Последнему объяснять не нужно, где и как искать
врагов народа.

Поэтому 17 августа 1942 года издается приказ № 0141 Еременко и
Хрущева о том, что «командира 147 СД генерал-майор Вольхин А.А. за
потерю управления дивизией, не выполнение приказа по армии и позорное
бегство с поля боя отстранить от занимаемой должности и предать суду
военного трибунала». Как говорят любители лагерного юмора, можно
мазать лоб зеленкой. За юстицией, в данном случае, остается только роль
оформителя процедуры расстрела, придания ей некоего законообразия.
Юстиция с этой задачей успешно справилась.

 

4
19 августа 1942 года в отношении Вольхина было возбуждено
уголовное дело по ст.58-1б УК РСФСР — измена Родине в форме перехода на
сторону врага, 20 августа он был арестован. Следствие шло недолго и 21
августа дело направлено в военный трибунал.

Находясь под стражей, Вольхин прекрасно понимает, какая судьба
ему уготована, он пытается объяснить свои действия и доказать их
обоснованность. Пишет во все инстанции, хочет достучаться до разума
людей. Описывая впоследствии этот период своей жизни в рапорте
Главнокомандующему сухопутными войсками маршалу Советского Союза
Коневу И. С. в декабре 1946 года, Вольхин указывает: «никто меня не
защитил от произвола, никто со мной не поговорил. Плакал, умолял — не
губите солдата, не позорьте старого воина. Все тщетно».

Следствие не напрягало себя собиранием доказательств вины Вольхина,
достаточно было выводов командования, изложенных в упомянутых
приказах.

В это время Вольхин этапирован в г.Чкалов (ныне Оренбург). О
тюремном периоде он пишет в этом же рапорте Коневу: «Сидел в тюрьме
4,5 месяца, умирал с голоду и болезней, подвергался (опасности — авт.) быть
убитым преступным элементом».

11 ноября 1942 года дело Вольхина слушалось в г.Чкалове Военной
коллегией Верховного Суда СССР. Следует отметить, что протокол
судебного заседания велся достаточно подробно, все доводы Вольхина были
скрупулезно записаны. Но оценка этим аргументам судом не дана. Вывод
суда был однозначен: «Вольхин самовольно снял части с занимаемой
обороны, бросил управление войсками и сам бежал в тыл». Его действия
суд расценил как измену родине и приговорил Вольхина к расстрелу.
Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал.

Председатель Верховного Суда СССР попытался этот приговор
опротестовать. Все понимали, что боевой генерал стал жертвой
обстоятельств, его сделали «пугалом». Однако Пленум Верховного Суда
СССР 3. декабря 1942 года протест отклонил и указал, что при принятии
решения суд «учитывает исключительную общественную опасность
совершенного Вольхиным преступления, повлекшего тяжелые
последствия».

11 декабря 1942 года Президиум Верховного Совета СССР Вольхина
помиловал, заменив «расстрел десятью годам лишения свободы в
исправлагерях с отправкой на фронт, с лишением звания «генерал-майор» и
ордена «Красного Знамени».

Из документов не усматривается, кто был движущей силой этого
решения и кто ходатайствовал о помиловании, но Вольхин волею судеб
остался жив. Осужденных солдат и офицеров во время войны для отбывания
наказания зачастую направляли в штрафной батальон. А куда девать
бывшего генерала?

 

 

5
31 декабря 1942 года рядовому Вольхину присвоили заново звание
майора и зачислили в распоряжение военного Совета Западного фронта.
Предполагалось, что он там будет отбывать наказание.

Ему пришлось снова начать военную карьеру. В январе 1943 года
Вольхина назначают заместителем командира 927 стрелкового полка 251
стрелковой дивизии. В феврале 1943 года он становится и.о. командира
этого полка. После того, как 9 марта 1943 года военным трибуналом
судимость с Вольхина снята (не путать с реабилитацией), в апреле 1943
года его утверждают в этой должности. В августе того же года он (в
звании майора!) назначен на должность командира 251 стрелковой дивизии.
В январе 1944 года ему вновь присваивается воинское звание «генерал-
майор»!

Как бы там ни было, а служить Вольхин мог и умел. Во время войны
его отмечают наградами. Однако «Звезду Героя» ему так и не дали, хотя
возглавляемые им соединения и части отмечались командованием как
успешные в боях. На судьбе Вольхина, как клеймо, лежала судимость. Он
награжден тремя орденами «Красного Знамени», орденом «Ленина»,
орденом «Суворова II степени», медалями «20 лет РККА», «За взятие
Кенигсберга», «За победу над Германией», «30 лет Советской Армии и
флоту».

Несмотря на то, что он смог выжить в этот трудный период и как бы
«восстал из пепла», он тяжело переживает незаслуженное осуждение. В
1947 и в 1949 гг. он в автобиографиях пишет, что был осужден за то, что «к
решению моей судьбы подошли непосредственные начальники, ограждая
себя от позора и суда. Судить надо тех, кто оставил в окружении храбрую,
стойкую и преданную дивизию». При этом он указывает, что он «стойко
перенес этот удар, пытался доказать свою невиновность. Тяжелое время
переживала родина и мое личное горе утонуло в потоке людского горя».

В сентябре 1945 года, будучи в должности заместителя командира 54
стрелкового корпуса, он пишет письмо Сталину, называя его «великим
человеком», и просит его помочь пересмотреть приговор. Его переживания,
описанные в этом письме, могут тронут любого черствого человека. Однако
в служебной переписке кадровых органов везде сквозит указание на его
судимость. В справке-докладе Главного управления кадров с сарказмом
отмечается, что «генерал-майор Вольхин считает себя чрезмерно
обиженным».

Его обращение к Сталину ни к чему не привело. Но кадровые органы
это обращение запомнили и, скорее всего, именно оно сыграет свою
отрицательную роль в судьбе Вольхина. Начались гонения по службе и
рассматривался вопрос об увольнении его из армии.

Вольхина в ноябре 1946 года снимают с должности командира 19
отдельной стрелковой Сивашской бригады. В декабре 1946 года он пишет
письмо командующему сухопутными войсками маршалу Советского Союза

 

6

 

Коневу, просит его о помощи и указывает, что причиной всех его неудач и
недоверия со стороны кадровых органов является его судимость.

Конев лично встречается с Вольхиным, оставляет заслуженного
боевого генерала в армии и он длительное время остается в распоряжении
Управления кадров Сухопутных войск. В марте 1947 года его назначают
начальником курсов усовершенствования офицеров пехоты Московского
военного округа. С 1951 года и до увольнения в запас в июне 1953 года он
являлся начальником военной кафедры Воронежского лесохозяйственного
института.

После увольнения, когда в 1953 году началась первая волна
реабилитации, Вольхин, скорее всего устав всем доказывать незаконность
его осуждения, не подает ходатайство о пересмотре дела. Хотя судимость с
него снята, однако по закону ему так и не был возвращен орден «Красного
Знамени».

Незаслуженно оболганный, несправедливо осужденный Вольхин
Александр Алексеевич умер 30 октября 1974 года в г. Воронеже. Как
следует из его личного дела, у него с женой Анной Константиновной
(урожденной Соловьевой) было четыре дочери: приемная дочь
Людмила, 1922 года рождения, родные дочери Искра, 1929 года рождения,
Светлана, 1934 года рождения и Галина,с 1937 года рождения.

При принятии решения о реабилитации Вольхина никаких проблем
и сомнений не было. По данному уголовному делу специалистами военно-
исторического центра Генерального штаба ВС РФ проведена оперативно-
тактическая оценка действий Вольхина. Сделан бесспорный вывод об
адекватности действий комдива Вольхина в сложившейся крайне тяжелой
боевой обстановке. Все прекрасно понимают, что в описанных действиях
боевого генерала не может быть измены родине, которой он преданно
служил. 29 августа 2003 года Вольхин А.А. Главной военной прокуратурой
реабилитирован. К сожалению, посмертно.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: Kremlebot
Расскажите что-нибудь о себе.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

@peepso_user_63(Светлана )
Приказ гласит несколько иначе.
1 неделя назад
@peepso_user_906(Kremlebot)
Ибн Хоттаб, это - рассуждения диванного генерала.Из этого я понял,что старик читал Приказ №227. Но есть еще такая "хреновина",как человеческий фактор. Поэтому - проведена экспертиза.Где специалисты с учетом реальной обстановки говорят,что не мог он победить.И как специалист в этой области могу сказать,что СМЕРШ к любому случаю приняли этот Приказ.
1 неделя назад
@peepso_user_906(Kremlebot)
@peepso_user_21(Старик Хоттабыч) Уважаемый,вы просто злобный и безграмотный старик. Мне нравиться вот эта фраза: "Большинство осужденных, даже с высоты нашего сытого и мирного времени не подлежат реабилитации ". Это вы откуда знаете? Для начала - ПОЧИТАЙТЕ ЗАКОН.И усвойте разницу между реабилитацией и оправданием.Ваше мнение может учитываться,если оно обоснованно. Если не подлежат реабилитации," то приводите аргументы.Пока у вас - аргументы на уровне коровьего мычания - "не подлежат" и все!!!Фридинского я знаю с 1980 г. и он мой сослуживец. В его данных много чего нет и это не значит ничего.Мне верить не обязательно в том случае,если у вас есть другие данные. У вас нет ничего кроме
"я не верю". Не порите хурню,уважаемый!!Или "порите" только по обсуждаемому вопросу. Мне нафиг не нужны ваши рассуждения про СМЕРШ,взят
Читать далее
1 неделя назад
@peepso_user_21(Старик Хоттабыч)
@peepso_user_906(Kremlebot) ишь как из Вас то попер наружу внутрений мир) Не густо конечно, но я от Вас другого и не ждал. Одного Вы не учитываете, время все расставляет на свои места и как бы Вы не пытались очернить Советское прошлое, в первую очередь Вы мараете себя
6 дней назад
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности