Приготовьтесь к эпическому финалу

Добрый день, Империя.

Похоже, признаков кризиса становится все больше — с одной стороны, ведущие фондовые инвесторы мира предупреждают о возможном скором схлопывании «Суперпузыря»; с другой — приходят данные о падении производственной активности в глобальном масштабе, от Америки и Британии до Японии и Китая.
Начнем со второго: выступление главы ФРС Джерома Пауэлла в Джэксон-Хоул (штат Вайоминг) 26 августа завершило летнее ралли американских торговых площадок — Пауэлл сообщил взволнованной общественности, что ФРС продолжит ужесточение политики и увеличение учетной ставки, что сразу же ставит половину американской экономики за грань выживания.

Совокупные государственные, корпоративные и личные долги Америки вплотную приблизились к 150 трлн долларов — на этом фоне началось падение спроса, что послужило толчком к падению производственной активности. Это если говорить сухим языком экономических отчетов — а если перевести все сказанное на человеческий, то рынок закономерно подошел к окончательному пределу существующей экономической модели.
Если совсем упрощенно, то это выглядит так: высокие цены на энергию и сырье заставили производителей поднять цены на продукцию. Поднять пришлось чуть выше, чем прирост цен на энергию и сырье, ибо на дворе инфляция, которую тоже необходимо компенсировать.
В ответ потребитель снизил свои базовые потребности и стал покупать меньше — особенно заметно это стало в Евросоюзе и Британии, где народ вынужден думать о растущей оплате за коммунальные платежи (свет, газ, воду). В итоге, затоварив склады готовой продукцией, заводы принялись сокращать производство — как следствие, следом снизились закупки компонентов, сырья и энергии.

Это такая циклическая штука, способная воспроизводиться и усиливаться, продолжая накручивать инфляционный механизм — растущие издержки кто-то же должен компенсировать бедному капиталисту? Ранее все это лежало на плечах потребителей, теперь беднеющий потребитель через своих политиков старается переложить компенсацию издержек на плечи национальных государств — государства увеличивают печать денег, что опять раскручивает инфляционный механизм.
Не запутались еще? Иными словами, на наших глазах происходит массовое убийство среднего класса зажиточных стран — а без среднего класса эта самая модель вечно растущего потребления становится бессмысленной. Исчезает базис, на котором держалась экономическая модель — и следом начинает рушиться вся система обслуживания интересов среднего класса.

Вопрос: какие же заводы затоварили склады?
Ответ: заводы в Юго-Восточной Азии, которая служит производственной площадкой мира. То есть проблемы со сбытом начинаются у китайцев и прочих азиатов, которые вынуждены искать новые рынки сбыта — а вот с производством в Евросоюзе и Британии совсем другая картина, там не просто энергетический кризис, там проблемы с идентичностью соей же политики, а она все больше начинает влиять на реальный сектор европейской экономики.
Грубо говоря, европейцы сегодня руководствуются не экономической, а политической целесообразностью — а целесообразность сейчас диктуется Вашингтоном, а не европейскими столицами. Слишком дорог и дефицитен газ? Ничего страшного, победа над Россией куда важнее сиюминутных интересов и выгод Европы. Слишком дорога электроэнергия? Европа переживет, даже за счет закрытия индустрии — что будет с безработицей в Европе уже следующей весной, никого не интересует. Придут новые партии и политики, им и разгребать.

«Мы прогнозируем рецессию в еврозоне и рецессию в Соединенных Штатах в следующем году. Еще неизвестно, перерастет ли это в глобальную рецессию «, — заявил Питер Шаффрик из Royal Bank of Canada.

У меня плохие новости для мистера Шаффрика — глобальная рецессия уже идет полным ходом. Другое дело, что экономика чудовищна инертна и ее разворот к постоянному спаду потребует времени — тем не менее, Европа демонстрирует, что при должном старании можно унасекомить базовые отрасли промышленности всего за год.
На этом фоне цены на сырье, снижающиеся впервые с мая 2020 года, дают ложную иллюзию, что все устаканится само собой. Эксперты в экономике не столь оптимистичны, как ширнармассы — цены на сырье всегда падают при первых признаках рецессии. Снижается спрос, следом снижается производство, потом падает потребность в сырье и уже в результате всего снижаются цены на сырье — именно так это и работает.

Итак, беспрецедентные долги, пандемия и противостояние с вечными геополитическими противниками привело Запад к нынешнему состоянию. Как следствие, все эти процессы отражаются на фондовых рынках — и хотя ведущие инвесторы давно бьют тревогу по поводу скорого схлопывания раздутых до небес показателей, рынки пока держатся. Пока.

«Фондовый рынок США остается очень дорогим, и рост инфляции, подобный тому, что был в этом году, всегда наносил кратный ущерб, хотя на этот раз медленнее, чем обычно», — заявил Джереми Грэнтэм. «Но теперь фундаментальные показатели также начали резко и неожиданно ухудшаться: учитывая COVID в Китае, войну в Европе, продовольственный и энергетический кризисы, рекордное ужесточение бюджетной политики и многое другое, перспективы гораздо мрачнее, чем можно было предвидеть в январе”.

Джереми Грэнтем — легендарный соучредитель инвестиционной фирмы GMO из Бостона. Иными словами, он является одним из умнейших инвесторов Америки, зарабатывая состояния на фондовых рынках — на снимке в начале статьи именно он.
Мистер Грэнтем начал истерить по поводу «суперпузырей» на рынках еще в январе этого года — потом случились обвалы всех ведущих площадок Америки и к словам Грэнтема начали прислушиваться внимательней.

«Одной из таких особенностей является ралли медвежьего рынка после начальной стадии снижения, но до того, как экономика явно начала ухудшаться, как это всегда бывает, когда лопаются суперпузыри», — сказал Грэнтэм.
«Это, во всех трех предыдущих случаях, восстановило более половины первоначальных потерь рынка, заманивая неосторожных инвесторов обратно как раз вовремя, чтобы рынок снова развернулся, только более жестоко, и экономика ослабла. Ралли этим летом пока что идеально соответствует схеме ”.

Здесь мистер Грэнтем говорит о схеме, видимой при сценариях падения рынков — в частности, «черный четверг» ноября 1929 года закончился тем, что рынок, упавший более чем на треть, к апрелю 1930 года восстановился ростом в 55% от ноябрьского падения — а потом внезапно пришла Великая депрессия.
Да, тогда для Великой депрессии были свои предпосылки, но они тоже касались перепроизводства при невозможности населения оплачивать товары по актуальным ценам — впрочем, начало Великой депрессии стоит искать еще раньше, во времена инфляции 20-х годов прошлого века в Европе и Германии.

У нас нет задачи далеко углубляться в исторические пучины, но мистер Грэнтем явно видит параллели 2022 года с другими подобными кризисами — и здесь стоит сказать несколько слов комментаторам о «загнивающем капитализме, который никак не сгниет».
Во-первых, каждый кризис заканчивается изменением модели экономики. В 30-х годах прошлого века Рузвельт вытащил Америку из Великой депрессии только за счет масштабных инфраструктурных проектов, когда люди на строительстве мостов и дорог работали за похлебку, а не за деньги — и были счастливы хотя бы этому. Кризис 70-х годов прошлого века переформатировал экономическую карту нашего мира, поделив планету на производителей и потребителей энергии — сейчас мы видим итоги этого переформатирования и тотальную зависимость некоторых стран от умения договариваться о поставках угля, нефти, газа и электричества.

Кризис 2008 года перенасытил западные экономики массой денег, которая не обеспечивалась вообще ничем, кроме обещаний всеобщего счастья и процветания в будущем — эту модель можно назвать «бешеным печатным станком». А бешеный печатный станок отправил необеспеченные деньги прямиком на фондовые рынки, причем почти все — и в этом главное отличие между кризисами 1930 и 2008 годов.
Если в 30-х годах прошлого века акции зависели от объемов продаж и финансовых показателей компаний, то сегодня они зависят исключительно от красивых презентаций и умения продать невероятно обеспеченное будущее.

Во-вторых, капитализм в его прошлом виде окончательно склеил ласты — если вы послушаете современных западных политиков, то в их речах уже куда больше социализма, чем можно было представить хотя бы двадцать лет назад. Более того, их тезисы зачастую повторяют труды Владимира Ильича, хотя в основном среди них больше троцкистов и маоистов — а это, как мы помним, «культурные революции» и «до основанья, а затем…». В этом и есть принципиальная разница — поэтому и эталонный капиталист Трамп больше не вписывается в новую реальность.

Можно ли остановить кризис? Да. Для этого нужна Новая Ялта, которая пока невозможна без Нового Нюрнберга — это 80 лет назад у союзников по антигитлеровской коалиции не было противоречий по поводу нацизма в Германии, а сейчас весь мир соткан из таких противоречий.
В любом случае, разделение мира на зоны влияния не проходит для Запада безболезненно — кризис 70-х годов диктует новую реальность в энергетике, сырье, производстве товаров и мировой торговле — по сути, у Запада не остается ничего, кроме прав на интеллектуальную собственность на новые технологии.

Попробуйте намазать технологию на краюху хлеба. Не получается? А вот на Западе до сих пор уверены, что в случае чего сделают это без труда — и здесь самое время отметить, что понимание о будущем энергетическом голоде привело в свое время Америку и Европу к новой зеленой энергетике.
Беда в том, что новая зеленая энергетика не может существовать без основы в виде традиционной энергетики — впрочем, любой кризис тем и отличается, что иллюзии умирают в последнюю очередь.

Фондовые индексы США завершили среду снижением, при этом все три основных ориентира четвертый день подряд снижаются в последний день августа. Индекс Dow Jones Industrial Average DJIA,-0.88% упал на 0,9%, в то время как индекс S & P 500 SPX,-0.78% упал на 0,8%, а высокотехнологичный Nasdaq Composite,-0.56% снизился на 0,6%.

Рынки обязательно отыграют часть потерь, но с каждым таким случаем фондовые площадки падают все ниже и ниже.

Главный вопрос не в том, где они остановятся, а в том, в какой момент они обрушатся окончательно — если это произойдет до конца 2022 года, то уже в январе 2023 года любые санкции против России станут бессмысленными — Западу придется договариваться о нормах и правилах сосуществования, чтобы окончательно не скатиться в неуправляемый хаос.

Правда, договариваться приедут совсем другие люди — нынешние элиты предпочтут уйти в тень до лучших времен. А вот наступят ли для них лучшие времена — очень большой вопрос.

Надо сделать все, чтобы они никогда не наступили.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: Олег Адольфович Патриот "Руки Кремля" Заслуженный автор
Расскажите что-нибудь о себе.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

@peepso_user_333(KAPRAZ )
Уважаемый автор! Увы, остановить этот кризис невозможно - как раз потому, что в него вовлечены десятки, а то и сотни противоречий, и все их надо разрешать. Единственный выбор, который сейчас возможен - это между управляемым проходом через кризис и неуправляемым обрушением. Причём обрушение может быть и окончательным... Будем надеяться, что всё-таки кризис пойдёт по управляемому сценарию.
@peepso_user_579(Валерий Балабанов)
Остановить? Ну, если организатор его, а это сама экономика и люди управляющее ей, решат потихоньку закончить саму модель, то есть саму экономику. Сегодня просматриваются силы пытающееся это сделать, но сделать это по-тихому не получится. Сказать всем, что это конец модели не смогут у них, не хватит решимости. Война – невозможна, признать не смогут, видимо будут пытаться опустить вниз и, опять, за счёт трудового люда.
Вариант объявление конца модели с предложением новой модели экономики, очень сложен, но возможен.
Так что запасаемся поп корном и ждём.
@peepso_user_579(Валерий Балабанов)
@peepso_user_333(KAPRAZ ) не кидайтесь тапочками, я просто считаю, что там (в США) не дураки, особенно среди силовиков.
@peepso_user_333(KAPRAZ )
@peepso_user_579(Валерий Балабанов) , конечно, дураки есть всюду, но считать противника дураком - самая смертельно опасная глупость.
На мой взгляд, всё намного хуже. В кризисной ситуации всё воспринимается непонятным и безнадёжным: куда ни кинь, всюду клин. А в таких ситуациях силовики чувствуют себя загнанными в угол. Ну а есть ли что-то в мире более страшное и непредсказуемое, чем загнанная в угол крыса? В какой-то момент им может показаться, что выбор прост: начать войну или сдохнуть. Им война будет представляться меньшим из зол. Это как раз то, что мы видим сейчас... США совсем не хочется сдохнуть, им хочется победить. Гражданская война - значит "сдохнуть": перебьют сами себя, а потом придут "оккупанты" наводить порядок - вот и хана США. А Третья мировая для них - куда как меньшее зло. Так что же они выберут из этих двух вариантов? А других они, кстати, не видят!
Одна надежда - что России удастся остановить и тот, и другой "варианты". Но я пока даже не представляю, как это можно сделать... Будем надеяться, что есть умные люди, которые сумеют совершить невозможное.
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности