Коллаборанты 4

Этим материалом я заканчиваю описание коллаборантских частей, что участвовали в Великой Отечественной войне на стороне Гитлера. Они – предатели Родины – присоединились к тем войскам, что по всей, без исключения, Европе, собрал общеевропейский нацизм для захвата территорий Советского Союза. Но на этой статье разговор о «Нацизме германском и нацизме украинском» не закончится, конечно.Мы, глядя на происходящее сегодня на Украине, твердим для себя, как мантру – это нацизм, тем самым неразрывно связывая прошлое и настоящее. И это, в корне, не правильно и крайне безответственно. Между тем, что происходило в Германии с немцами, а позднее и во всех европейских странах и с населением этих стран, нельзя уравнивать с тем, что сотворили с Украиной и ее народом. Но об этом все-таки позднее, а сейчас завершаю рассказ о коллаборнатах.Текст получился очень большой и, возможно, довольно тяжелый для прочтения, но и разбивать этот материал на части было бы не правильно. Поэтому так…

Украинские националисты на службе Третьего Рейха, УПА, дивизия СС «Галичина»

После 17 сентября 1939 года – начала освободительного похода Красной армии на Западную Украину и Западную Белоруссию – в соответствии с германосоветским пактом «О ненападении», Западная Волынь и Восточная Галиция, оккупированные Польшей в 1919–1920 гг., вошли в состав Украинской Советской Социалистической Республики (УССР). В июне 1940 года Бессарабия, которая с 1812 года была в составе Российской Империи, а в 1918 году аннексирована Румынией и Северная Буковина, «прихваченная» Румынией же при разделе Австро‑Венгрии в конце 1918‑го – 1919 г., так же были присоединены к УССР. А Западная Галиция отошла к зоне ответственности Германии.

На этих территориях, с одной стороны, под давлением польского национализма, с другой – под выпестованным Австро-Венгрией «национальном самосознании» стал складываться национализм украинский. Целью украинских националистов было обретение «незалежности» (независимости) как от «москалей», так и от немцев. Именно так сложилась «Организация украинских националистов» (ОУН). Это движение оформилось в 1929 году под руководством Степана Бандеры. В 1939 году ОУН сформировала военное крыло – «вспомогательное подразделение горных крестьян» под командованием полковника Сушко.

После того, как немцы вошли на территорию Польши, ОУН получило поддержку вермахта, но просуществовало недолго. Поспособствовало прекращению деятельности ОУН заключение пакта Молотова – Риббентропа. Ну а в феврале 1940 года ОУН раскололась на две враждебные фракции: ОУН‑М, возглавляемую Андреем Мельником, и ОУН‑Б, возглавляемую Степаном Бандерой. Тех, кто в них состоял, называли соответственно «мельниковцами» и «бандеровцами».

Напав на Советский Союз летом 1941 года, к концу осени, немцы захватили почти всю Украину. Галицию присоединили к оккупированной Польше и все вместе это стало генерал‑губернаторством. А вот Буковина и земли до Южного Буга, включая Одессу, отошли к Румынии. Остальная часть Украины превратилась в рейхскомиссариат «Украина» и полновластным правителем здесь стал Эрих Кох.

Вместе с немцами в эти края пришли и украинские националисты.

При поддержке немцев были созданы Дружины украинских националистов, подчинявшихся вроде как бандеровцам, но в реальности, все офицерские и командирские должности в ОУН‑Б (бандеровской) занимали немцы. Так что подчинялась эта организация – состоявшая из батальонов «Нахтигаль» и «Роланд» – исключительно немцам.

В июне 1941 года «Нахтигаль» находился во Львове и насчитывал тысячу человек. В это же время ОУН‑Б объявила о создании Украинского государства. Для немцев это стало настоящим сюрпризом, и они поспешили арестовать Мельника, Бандеру и все руководство ОУН‑Б. Оба батальона вернулись во Франкфурт‑на‑Одере, где их преобразовали в 201‑й охранный батальон, который был отправлен в Белоруссию для борьбы с партизанами.

Из‑за жалоб немцев на строптивость и недисциплинированность украинцев почти все офицеры были арестованы, а само подразделение расформировано. Гауптману Роману Шухевичу удалось бежать. Позднее он возглавил Украинскую повстанческую армию (УПА) и, уйдя в подполье, погиб под Львовом в марте 1950 года в боях с подразделениями МВД СССР.

Дивизия СС «Галичина» создавалась в 1943 году после разгрома гитлеровцев под Сталинградом.

Ремарка: Гитлеровцы – это не только части немецкой армии. Гитлеровцы, потому что, как писала ранее, все кто вступал под знамена Третьего Рейха, а это практически все национальные батальоны, легионы, дивизии и армии, присягали лично Гитлеру. Ни Германии, ни Третьему Рейху – присяга давалась именно Адольфу Гитлеру.

Создавалась «Галична» по инициативе генерал‑губернатора Галиции Отто Вахтера. Идея была поддержана лично Гиммлером и представлена Гитлеру, который «дал добро» на создание еще одной украинской дивизии. Однако противников, этой «блестящей» идеи среди германского военно-политического руководства оказалось многовато. Против были Эрих Кох, Карл Вольф – офицер связи войск СС со штабом Гитлера, оберстгруппенфюрер СС Курт Далюге, назначенный после смерти Гейдриха главой Имперского протектората Богемии (Чехии и Моравии). Эти высшие офицеры высказывали опасение, что украинцы могут обратить выданное им оружие против немцев.

Гиммлеру, так и не удалось до конца убедить коллег в том, что «его украинцы» не будут представлять опасности для немцев, но настоять на своем он смог и дивизия СС «Галичина» – 14-я пехотная – все-таки была создана. Доводами, которые привел Гиммлер в защиту своей идеи, послужило то, что на фронтах ощущалась критическая нехватка живой силы и опасение, что недовольная украинская молодежь будет вливаться в ряды УПА и уходить в подполье.

На призыв гитлеровцев отозвалось 80 тысяч человек, из них отобрали тринадцать тысяч лучших и они были отправлены в учебный лагерь, а из остальных были созданы полицейские части.

Во время прохождения подготовки, дивизию доукомплектовали, и она стала насчитывать 18 тыс. человек. Командиром дивизии стал бригадефюрер СС Фриц Фрайтаг. Офицерами в «Галичине» были немцы, как на прочих ключевых постах. В июне 1944 года дивизия приняла участие в главном и единственном для себя сражении под Бродами, где была разгромлена и почти полностью уничтожена советскими войсками. Уцелело всего 3 тысячи человек. После отдыха и переформирования дивизия принимала участие в подавлении Словацкого восстания. В мае 1945 года дивизия СС «Галичина» сдалась в Австрии в плен американским и английским войскам.

Бригадефюрер СС Фриц Фрайтаг, командовавший дивизией с 20 ноября 1944 по 27 апреля 1945 г., покончил жизнь самоубийством 10 мая 1945 г.

Были и другие украинские военные части, что находились на службе у Гитлера. Создавались они в основном из пленных красноармейцев. Так было, например, с Сумской украинской дивизией, сформированной в конце 1941 – начале 1942 года. Она была почти полностью уничтожена в боях под Сталинградом в 1942-43 году. В 1944 году ее остатки были присоединены к власовской РОА.

Вообще, одно время немцами практиковалось доукомплектовывать остатками разбитых частей, существующие войсковые подразделения. Так то, что оставалось от украинских батальонов и дивизий, присоединяли к РОА. Но от руководства РОА стало поступать большое количество жалоб на украинцев, и командование вывело все украинские части из состава РОА и сформировало из них «Украинскую освободительную армию». Ее первоначальная численность составляла 50 тысяч человек, а в конце войны достигла 80 тысяч. Однако ей не хватало оружия и снаряжения, и она несла большие потери в боях с частями Красной армии. Ее остатки закончили войну в мае 1945 года в Чехословакии.

Видя насколько ухудшается обстановка на Восточном фронте, в начале 1945 года немцы, решили отдать все украинские военизированные формирования «Украинскому национальному комитету», который возглавлял генерал Павло Шандрук, который приступил к созданию «Украинской национальной армии» – УНА – ядром которой стала «Галичина».

Данный проект так никогда и не был реализован – война закончилась, но чисто формально, такое положение дел, развязало руки украинцам при переговорах с американцами и англичанами. И именно на этой почве возникли мифы об «Украинской государственности», «украинском освободительном движении», «украинской национальной армии».

_________________________

В целом же, гитлеровцы считали украинские вооруженные формирования ненадежными, плохо подчиняющимися дисциплине. Например, два охранных батальона 30‑й пехотной дивизии СС, состоявшие из украинцев, которые были угнаны в Германию на принудительные работы и насильно взяты на военную службу, были отправлены воевать с французскими партизанами. В конце 1944 года эти подразделения перешли на сторону французского Сопротивления. Батальоны первоначально назывались «Богун» и «Шевченко», но позднее получили название 1‑й и 2‑й украинские батальоны. В конце 1944 года оба батальона были распущены по просьбе советских властей.

Другая часть, которой командовал лейтенант Осип Круковский, состоявшая из остатков трех батальонов дивизии «Галичина», отправленная на Запад для боевой подготовки, также попыталась дезертировать. Попытку пресекли немцы, но небольшой группе украинцев все-таки удалось бежать. Остальных вернули в Германию.

У немцев было очень противоречивое отношение к украинским националистическим формированиям. И, думается, «украинский характер» даже если и были попытки понять, то закончились ничем.

С одной стороны, даже записных фашистов удивляла крайняя степень жестокости некоторых полицейских формирований, но вместе с тем, гитлеровцы отмечали и предельное непостоянство украинских военных и полицаев, в любой момент те могли предать – дезертировать, направить оружие на сослуживцев и офицеров. В общем, «непонятный» народ. Такой же непонятный, как поволжские татары (см. Идель-Урал).

А вот с прибалтами все было хорошо. Немцы «отдавали дань уважения их доблести, и верности Третьему Рейху и лично Адольфу Гитлеру».

Прибалты

Сегодня Литва, Латвия и Эстония оправдывают свое участие в Великой Отечественной войне на стороне фашистов тем, что до 1940 года они были независимыми странами и, дескать, не за Гитлера сражались, а отстаивали свою независимость. Ну, давайте смотреть, что они такое и за что сражались.

Литва, Латвия и Эстония – провинции Российской Империи с 1721 года. После подписания Ништадтского мирного договора Петр I приступил к присоединению Прибалтики и все три «независимые государства», отвоеванные у Карла XII, вошли в состав Российского государства, а затем и Российской Империи, где и оставались до 1918-20годов. Литва и Эстония стали независимыми в 1918 году, а Латвия – в 1920 г.

После подписания пакта «О ненападении» между СССР и Германией 23 августа 1939 года, Прибалтика попадала в зону ответственности Советского Союза. В начале июня 1940 года, когда Франция была уже фактически разгромлена, Сталин отдал приказ частям советской армии войти на территорию Прибалтийских государств, поскольку ими был нарушен пакт «О взаимопомощи» с Советским Союзом. В Прибалтийских государствах прошли выборы, в результате которых к власти пришли правительства, взявшие курс на вхождение в состав СССР, что означало перенос границ Советского Союза на запад.

В результате политики, проводимой здесь, советской властью было депортировано около 16 тыс. латышей, 10 тысяч эстонцев и 17, 5 тысяч литовцев. Сделало ли это жителей республик потенциальными союзниками немцев? Да, сделало. Но и оставлять явно «подрывной элемент» на этих территориях в преддверии войны, было нельзя.

Сразу после нападения Германии на СССР многие жители Прибалтики приветствовали немцев как освободителей. Но это не значит, что на прибалтов, не распространялось требование нацистской идеологии о «германизации расово пригодных народов», установление немецких порядков и депортация и уничтожение «нежелательных народов». Глава рейхсканцелярии Мартин Борман объявил: «На Востоке нет независимых народов, кроме советизированных масс славян, которым нужны новые хозяева».

Да, среди советских коллаборантов были такие, что искренне считали, что воюют не за распространение величия германской расы, а за «освобождение» родины от жидо-большевиков. Но, как понимаем, немцев, их мнение на сей счет нисколько не интересовало. И все эти «национальные дивизии» были всего лишь инструментами, служившими целям немецкой имперской политики. Более того, немцы настолько безразлично относились к своим пособниками, что многие возможности привлечения на свою сторону местного населения не использовали и это существенно отразилось на неудачах германской армии на Восточном фронте.

Литва

15 июня 1940 года СССР установил контроль над Литвой, в том числе и над Вильно (Вильнюсом), который до сентября 1939 года был частью Польши (захвачен поляками в августе 1920 г., передан Литве Советским Союзом в 1939 г). В начале августа Литва официально вошла в состав СССР, по просьбе демократически избранного народного парламента. И, вместе с этим, в республике начали создаваться подпольные группы, среди которых была и экстремистская и националистская группировка Фронт литовских активистов, которую всячески поддерживал Берлин.

В июне 1941 года тысячи литовцев были высланы в Сибирь – советская власть признала их «политически и социально неблагонадежными». Вскоре, 22 июня, немцы напали на Советский Союз и к концу июня оккупировали Литву. Предполагается, что тысячи литовцев, воодушевленных немецким вторжением, подняли восстание и участвовали в боях с отступающими частями Красной армии в период между 22 июня и до полного отхода красноармейцев.

Во множестве литовских сел и городов были уничтожены местные власти, работники советских административных учреждений, коммунисты, комсомольцы, учителя… Так Литва готовилась к приходу немцев, сразу после германского вторжения на территорию СССР. Это Фронт литовских активистов поднял восстание 23 июня. В Каунасе и Вильнюсе было создано временное правительство и объявлено о независимости Литвы. Фашистов ждали с «хлебом солью» в надежде на то, что те подтвердят независимость. Однако надежды быстро улетучились – временное правительство было распущено, а Литва стала называться Генеральный округ Литва. Литовскую национальную армию никто не стал возрождать, но некоторые офицеры были приняты на службу в полицейские батальоны, созданные немцами.

После того, как Литва была оккупирована, немцы переформировали все литовские части, в которые входили полицейские, бывшие солдаты и офицеры армии Литвы и националисты. Здесь были все, и даже школьники и студенты, в начале войны, стреляли в спину отступавшим красноармейцам, а затем убивали евреев. Вот это разномастное и озверелое воинство и называлось Литовской самообороной.

В конце 1941 года, на основе Литовской самообороны, немцами были созданы полицейские батальоны. В августе 1942 года их существовало уже 20, общей численностью 8 388 человек, из них 341 офицер и 1 772 унтер‑офицера. Командирами стали офицеры и унтер‑офицеры армии независимой Литвы. Однако немцы держали их под строгим контролем, и в каждом батальоне был немецкий офицер связи.

Деятельностью этих формирований руководили окружные штабы немецкой полевой полиции и СС в Литве, которые начали «очищать» стану от евреев и политических противников оккупационного режима. Главную роль в уничтожении евреев в Литве и на соседних территориях в Польше и Белоруссии играли 1‑й и 2‑й литовские полицейские батальоны.

Всего литовских батальонов было создано порядка 35. Из них формировали батальоны самообороны, подчинявшиеся немецкой полиции порядка. Позднее их стали называть батальонами безопасности. В основном они занимались безопасностью тыла, но, когда Красная армия приблизилась к границам Литвы, их стали использовать и на передовой. Одни размещались в Польше и Белоруссии, другие в государствах Прибалтики и даже на юге Украины.

Немцы при подходе частей Красной армии создали из каждых 3-4 литовских полицейских батальонов части с численностью полка, получившие название «литовские пехотные добровольческие полки». Эти части стали отправлять на передовую, пытаясь сдержать натиск советских войск во второй половине 1944 и начале 1945 года.

Эти «литовские пехотные добровольческие полки» несли огромные потери, так как они просто не умели воевать. Их задачами было принимать участие в проводимых айнзацгруппами СС массовых убийствах мирных граждан. Они участвовали в карательных операциях против мирного населения и партизан, когда в указанных местах полностью уничтожались люди и домашний скот.

Кроме выполнения карательных функций, пригодились литовцы и инженерно-строительным частям, подчинявшихся командованию группы армий «Север». В 1943 году было создано пять таких батальонов. Их главной их задачей были прокладка и строительство дорог, оборонительных и фортификационных сооружений. Служащие в этих батальонах люди не получали оружия, но позднее многим из таких «военизированных» рабочих предложили вступить в ряды СС. Приняли предложение чуть меньше половины.

В январе 1943 года руководитель СС и полиции (ХССПФ) в Литве бригадефюрер СС Висоцки, а позднее бригадефюрер СС Харм получил приказ сформировать литовский легион СС, способный участвовать в войсковых операциях. Ни у того, ни у другого ничего не получилось. Не захотели литовцы гибнуть на фронте, уничтожать безответное гражданское население – это одно, а принимать участие в широкомасштабных военных действиях – совсем другое. Тогда немцы пригрозили отправить всех трудоспособных литовцев в трудовые лагеря, если те откажутся вступать в СС.

Однако, в данном вопросе, как говорится «нашла коса на камень»: литовцы упрямо настаивали на независимости своих воинских частей, требовали, чтобы возглавляли их литовские офицеры и не принимали никакого контроля со стороны СС. А также настаивали на том, что литовские части должны находиться в Литве, а не воевать с Советами за ее пределами. Согласие не было достигнуто до февраля 1944 года, когда немцы удовлетворили все требования литовцев. Так появилось новое формирование под названием Литовский территориальный корпус.

Гиммлеру, вся эта возня с литовцами категорически не нравилась, он был против создания полноценных литовских военных батальонов, так как считал литовцев ненадежными и указывал на их расовую неполноценность. Он отмечал в литовцах наличие смешения кровей угро-финов, тюрок и караимов-иудаистов. Однако обстановка, складывающаяся на Восточном фронте, вынудила его отказаться от принципиальности и с 16 февраля 1944 года был объявлен призыв добровольцев. Откликнулось 19 тыс. человек, а немцам нужно было всего 5 тысяч. И к досаде литовцев, оставшиеся 14 тысяч человек пополнили собой ряды германского вермахта – отправились на фронт. (9 мая 1944 года немцы обнародовали приказ об обязательной мобилизации, пообещав Литве независимость, а сами рекрутировали вот эти 14 тыс. человек в ряды вермахта). Мобилизованные отказались подчиняться немецкому командованию – из 19 тыс. порядка 16 – дезертировали, а оставшиеся 3 тыс. отправились на зенитные батареи люфтваффе.

А Красная армия между тем наступала и приближалась к границам Литвы. Тогда немцы вновь стали собирать батальоны – наскреблось на два полка, которые заняли оборонительные позиции в районе Папиляя. 23 июня 1944 года началась операция «Багратион», масштабное наступление Красной армии, вступившей и на территорию Литвы. В ответ на это немцы спешно сформировали так называемую Армию защитников отечества. В нее вошли небольшие группы литовских солдат, собранных в два полка под командованием немцев. Они заняли оборонительные позиции в районе Папиляя, где в начале октября 1944 года вступили в жестокие бои с советскими войсками. Противопоставить советской армии ничего не смогли и влились в нескончаемый поток отступающих немецких частей. Дошли до Восточной Пруссии, где из выживших сформировали саперный батальон и бросили на строительство оборонительных сооружений. Но вскоре и этот батальон был разгромлен.

Но литовцы до последнего оказывали сопротивление советской армии, и война для них закончилась не в мае или августе 1945, а 11 лет спустя, в 1956 году, когда, наконец, были уничтожены литовские бандформирования, скрывающиеся в лесах.

Эстония

А вот к Эстонии Гиммлер благоволил, так же как, впрочем, и к Латвии.

Во‑первых, эти страны были территориями рыцарских орденов, в Средние века воевавших в этих краях с Русью, Литвой и Польшей. В расовом же отношении, по словам рейхсфюрера, «эстонцев трудно отличить от немцев. Они принадлежат к тем немногим народам, которые могут после некоторой селекции слиться с нами без какого-либо вреда для немецкого народа».

Эстония, так же как Литва и Латвия, считала и продолжает считать себя территорией, некогда оккупированной СССР. (Почему не Российской Империей?).

С падением Франции Москва потребовала от Эстонии назначить новое правительство и дать разрешение на оккупацию всей страны. 17 июня 1940 г. Эстония приняла ультиматум. В конце июня в Эстонию вошли 130 тысяч красноармейцев, сотрудников НКВД и специалистов по созданию нового административного аппарата Эстонии.

Такое положение вызвало волну недовольства и негодования. Часть граждан Эстонии эмигрировала в Финляндию и предложила свои услуги по борьбе с Красной армией. Находившиеся в море экипажи 42 эстонских судов отказались вернуться на родину. Позднее эти корабли были реквизированы англичанами и использовались в составе атлантических конвоев. Около тысячи эстонских моряков служили в британском торговом флоте, 200 из них были офицерами. 200 эстонцев в годы войны воевали в британских ВВС и сухопутных силах, а также в армии США.

В июне 1940 года 16 800 военнослужащих эстонской армии стали 22‑м территориальным стрелковым корпусом Красной армии, а в сентябре 1941 года корпус был немцами разгромлен.

Так же как и в Литве немцы, получили помощь от эстонских «лесных братьев». Воспользовавшись хаосом, возникшим при отступлении Красной армии, эстонские партизаны освободили почти всю Южную Эстонию. Партизан насчитывалось примерно 25–35 тысяч человек, 12 тысяч из которых были хорошо вооружены. На освобожденных территориях создавались отряды «народного ополчения», которое к 1 августа насчитывало 14 тысяч человек, а к 1 сентября – уже 25 тысяч. «Партизаны» и народное ополчение убили 3 тысячи советских работников и красноармейцев и 25 тысяч взяли в плен.

Вскоре после прихода немецких войск началось формирование эстонских национальных частей. Прежде других были созданы батальоны «Ост». Под контролем немецкой армии они использовались для пополнения подразделений вермахта, находившихся на передовой – для несения караульной службы и антипартизанских операций. Полицейские батальоны участвовали в арестах евреев, цыган, душевнобольных и коммунистов, которых затем методично уничтожали.

Всего было создано 54 эстонских батальона, большая часть которых в 1942 году активно участвовала в боях на Восточном фронте.

Считая эстонцев «расовыми братьями» немцев, Гиммлер дал разрешение на создание эстонских частей войск СС. Следующим шагом было создание эстонского легиона, о чем немецкие власти объявили 28 августа 1942 года. Командиром был назначен оберфюрер СС Франц Аугсбергер. В марте 1943 года в Эстонии была проведена частичная мобилизация, и на службу в германскую армию было принято 12 тысяч человек. Из них 5300 человек попало в легион, а остальные были распределены в различные части германской армии. 23 марта 1‑й батальон стал моторизованным пехотным батальоном дивизии СС «Викинг». Этот легион называли еще и 1‑м эстонским добровольческим пехотным полком СС. Летом того же года численность полка увеличилась и из него сформировали два полка, составившие 53‑ю добровольческую бригаду численностью 6069 человек. 22 октября 1943 года она была переименована в 3‑ю эстонскую добровольческую бригаду СС. 24 января 1944 года было решено увеличить эстонскую бригаду до размера дивизии, так была создана 20‑я эстонская добровольческая дивизия СС.

Эстонцы служили не только в СС, но и в частях люфтваффе (тысяча человек, из них 140 летчиков) и в кригсмарине (300 человек). Всего, по некоторым оценкам, осенью 1944 года в германской армии служило примерно 100 тысяч эстонцев.

Эти эстонские военные формирования принимали участие в полугодовых боях за Нарву, где также воевали и другие иностранные добровольческие части войск СС. Эстонцы, имея крепкую мотивацию и будучи хорошо обученными и вооруженными, стойко держали оборону и наносили ответные удары. Советские войска несли ощутимые потери. В июне эстонская дивизия все еще находилась на передовой под Нарвой, но отступление было уже неизбежным. Однако дивизия все была еще способна создавать проблемы советской армии, так она остановила прорыв к станции Аувере, а затем в сентябре прикрывала отступление немецких дивизий под Нарвой. Эстонская дивизия отступала вместе с немецкими соединениями. В мае 1945 года солдаты дивизии были взяты в плен советскими войсками и в большинстве своем расстреляны за военные преступления против мирного населения.

Латышские добровольцы

Ну вот, собственно, я и добралась до тех, из-за кого и появился этот цикл про тех, кто в годы Великой Отечественной воевал на стороне германского нацизма. Долго добиралась.

Почему именно латыши я писала еще в первой части цикла, но повторюсь: до недавнего времени, я знала, что мой дед по материнской линии убит на войне. Больше у нас не было никаких сведений. Знали, что была похоронка, но и только. Обратившись к книгам памяти, пообщавшись на форумах поисковиков, удалось выяснить, что дед убит весной-летом 1944 г, похоронен под Псковом, что служил он на Северо-Западном фронте в 182 сд. Стали смотреть боевой путь дивизии, а заодно поинтересовались тем, какие части фашистов принимали участие в боях под Псковом в 1944 году.

Мы же выросли с сознанием того, что фашисты и нацисты – это немцы. А оказалось, что дед действительно был убит фашистом и нацистом, но только латышским. Весной-летом 1944 года, в Пушкиногорском районе Псковской области 182 сд противостоял 15 латышский легион ваффен СС.


В Латвии еще до Великой Отечественной войны сложились профашистские настроения, были там и профашистские партии. Страной правил Карлис Ульманис и правящей партией был его профашистский Латышский крестьянский союз. Главным же политическим соперником была откровенно фашистская партия «Огненный крест», позднее переименованная в «Грозовой крест».

«Огненный крест» имел свои военизированные отряды, называвшиеся «Серыми рубашками». Партия восхваляла доблесть Латвии, латышей и латышского крестьянства и сеяла ненависть к национальным меньшинствам страны, особенно к евреям. Когда в 1941 году немцы оккупировали советские прибалтийские республики, члены партии стали активно помогать айнзацгруппам. Но к этому времени «Огненный крест» уже стал «Грозовым».

Одним из активистов «Креста» был Виктор Арайс – коммунист, который после прихода немцев опубликовал в одной из рижских газет призыв к латышам «очистить страну от вредоносных элементов». На призыв откликнулись около ста человек, которые в июле 1941 года помогали немцам казнить арестованных евреев. Это стало началом развернутой националистами вакханалии убийств и насилия.

8 декабря 1941 года были расстреляны евреи рижского гетто, а в 1942 году, так называемая зондеркоманда «Арайс» приступила к антипартизанским операциям. Она состояла примерно из 300 человек, многие из которых позднее вступили в латышский легион.

Как и везде СС и вермахт сформировали из латышей несколько полицейских батальонов для антипартизанских операций и уничтожения евреев. Некоторые из батальонов, находившихся под началом вермахта, принимали участие в боях на фронте.

В отличие от «коллег» по Прибалтике, латышские части создавались исключительно в интересах немцев, а не для восстановления суверенитета Латвии. Независимость Латвии никогда не стояла на повестке дня для Берлина. И, вообще, все эти «песни» про независимость только раздражали немецкое командование – лишнее это, лишнее. И в Германском рейхе латыши, тоже были бы лишними. После того как обергруппенфюрер СС Йекельн заявил офицерам латвийской армии, что «в Великом германском рейхе латышский народ тоже найдет свое место под солнцем», он получил строгий нагоняй от рейхсминистерства оккупированных восточных территорий.

Но между тем воевать нужно было и лучше, чтобы на фронтах гибли «недолюди», а не представители «высшей расы». Так началось формирование латышских добровольческих легионов СС. Правда латышей перед этим (как и литовцев) заверили, что они будут сражаться за независимую Латвию. А с начала февраля 1943 года эту тему стали замалчивать.

Батальон «шума»

В августе 1941 года из латвийских сельских и городских полицейских стали формировать батальоны «шума» для несения службы в тылу немецких войск и ведения антипартизанских операций. Вот на основе этих батальонов «шума» и формировались латышские части СС. Соответствующая задача была возложена на Рудольфа Бангерскиса, которому присвоили звание группенфюрера СС и генерала СС, а также инспектора латышского легиона. Мудрить Бангерскис не стал – объявил официальный призыв, под который подходили мужчины 1919–1925 годов рождения, однако в апреле 1943 года из требуемых 15 025 человек удалось набрать лишь 2478 человек.

В сентябре того же года легион стал 15‑й пехотной дивизией СС, состоявшей из 32, 33, 34‑го добровольческих пехотных полков, 15‑го добровольческого артиллерийского полка СС и вспомогательных частей. Комплектование еще не было завершено, когда в конце 1943 года дивизию в составе 16‑й армии группы армий «Центр» перебросили в район Невеля. 18 ноября латыши приняли участие в боях против советских войск в районе населенных пунктов Пустошка, Маево и Новосокольники.

В начале февраля 1944 года дивизия оставила два пехотных полка в Новосокольниках и двинулась на северо‑восток к Белебелке, расположенной в 50 километрахот Старой Руссы. Здесь она соединилась с Х корпусом 16‑й армии. Дивизия принимала участие в оборонительных боях до 15 февраля, после чего была вынуждена отступить. Она провела несколько арьергардных боев, затем 28 февраля отошла к оборонительным позициям линии «Пантера» на реке Великой в 40 километрах от Острова.

«Пантера» – это составная часть Восточного вала – оборонительного рубежа от Нарвы до среднего течения Днепра и далее по р. Молочная.

Оказавшись здесь, 15 латышская дивизия СС заняла позиции рядом с 19‑й латышской дивизией СС, которая была создана 7 января 1944 года и состояла из 42, 43 и 44‑го гренадерских полков, 19‑го артиллерийского полка СС и вспомогательных частей.

Заняв позиции, бойцы дивизии окопались и приготовились к наступлению Красной армии. В следующие недели оба соединения отчаянно сопротивлялись, но 19 июля 1944 года были отброшены на территорию Латвии. Нехватка оружия и осознание неминуемой оккупации Латвии советскими войсками стали причиной дезертирства в обеих дивизиях.

Обе дивизии были переформированы в Конице, в Западной Пруссии (ныне Хойнице в Польше), однако во время переформирования, 15 октября 1944 года, Рига была занята частями Красной армии. 19‑я латышская дивизия СС попала в Курляндский котел, где до самого конца войны вела ожесточенные бои. Когда немцы отступили на запад и подошли к Коницу, им пришлось спешно бросить в бой 15‑ю латышскую дивизию СС. В начале февраля 1945 года ее остатки приняли участие в боях под Ястровом (Ястрове) и Фледерборном. С 14 по 24 февраля она, расколовшись на несколько боевых групп, с боями отступила от Петерсвальде к Вюстербарту.

15‑я гренадерская дивизия СС – это лучшее из прибалтийских соединений СС. Возможно, именно по этой причине, когда солдаты этой дивизии стали сдаваться в плен Красной армии, их расстреливали на месте. Кстати, эти лучшие прибалты имели привычку выворачивать пленным конечности.

Дивизия прекратила существование в организационном смысле, однако ее боевые группы продолжали воевать. Большая часть дивизии сдалась в плен частям Красной армии у Нойруппина к северо‑западу от Берлина в мае 1945 года.

________________________

По некоторым оценкам, в годы Второй мировой войны на стороне немцев воевало 250 тысяч литовцев, латышей и эстонцев. Примерно половина из этого числа погибли в боях. Кто не погиб и был взят в плен, тех судили, как изменников Родины, поскольку Прибалтийские государства были в составе СССР и их жители получили статус советских граждан.

_______________

Как и в России, полицейские и военизированные формирования помогали немецким айнзац‑группам творить бесчеловечные злодеяния: в годы войны в странах Прибалтики были уничтожены сотни тысяч евреев. К этой цифре следует добавить десятки тысяч гражданских лиц, убитых и замученных легионами прибалтийских националистов (в Белоруссии, Псковской и Новгородской областях России.

Вот такая вот, история.

Продолжение следует…

PS

Осталось немного

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: Васия Патриот "Руки Кремля" Заслуженный автор

Немножко строитель и много журналист. Я Zа Путина, уважаю Сталина и помню СССР. При этом я не либерал, не коммунистка... Я, вообще-то, за здравомыслие - оно основа, а политика - преходяща.

И еще я атеистка и не терплю разум, ограниченный ненавистью и догматами.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

@peepso_user_37(Ксения К.)
Спасибо, Васия. Большой труд вы проделали.
2 недели назад
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности