Балканы: добровольцы на службе Третьего Рейха

Балканы никогда не были спокойным местом. Здесь слишком остры противоречия и национальные, и конфессиональные, и политические.

Перед тем как приступить к описанию балканских подразделений, что добровольно присягнули Гитлеру, нужно вспомнить что Первая мировая война имеет истоком, как раз Балканы, и что именно эта война (Первая мировая) кардинально изменила карту Европы – уничтожила четыре империи: Российскую, Австро-Венгерскую, Османскую, Германскую. Из пяти существующих в предвоенный период империй, осталась одна – Британская.

А вот после Первой мировой войны по решению победителей Сербия выросла в Королевство сербов, хорватов и словенцев. До войны на этой территории существовали Сербия, Черногория, Хорватия, Босния и Герцоговина, а также Далмация, Словения и населенные, в основном венграми, земли к северу от Дуная, что входили в состав Австро‑Венгрии. Италия, и так прихватившая «кусочек» Балкан в 1919 году, желала получить еще и Хорватию со Словенией.

Сербия, как «обновленное» послевоенное государство приняла и новую Конституцию в 1921 году. Теперь, согласно основному закону, в государстве предусматривалась высокая централизация власти, призванная удержать вместе населявшие его народы и минимизировать давнюю вражду сербов и хорватов. Согласно этой Конституции законодательная власть осуществлялась совместно династией сербских королей Карагеоргиевичей и парламентом. Король назначал Совет министров и сохранял за собой ряд прерогатив в вопросах внешней политики.

Восемь лет спустя, в 1929 году, король Александр I распустил парламент, объявил себя полновластным диктатором и изменил название государства на Королевство Югославия. Диктаторствовал король Александр всего пять лет, так как в 1934 году он был убит террористом-македонцем. Власть в стране, до совершеннолетия сына короля Петра II, взял регент – принц Павел.

До 1935 года Королевство Югославия оставалась нейтральным государством. Однако в 1935 году пост премьер-министра занял Милан Стоядинович, возглавлявший правое крыло Югославского радикального союза – это партии сербов, боснийцев и словенцев. При поддержке Германии он заключил соглашения с Италией и Болгарией и до 1939 года, пока не вышел в отставку, в стране сохранялся авторитарный режим и активно преследовались сепаратисты и коммунисты. В 1939 году новым премьер-министром стал Драгиши Цветкович, продолживший прогерманскую политику Королевства. Ну и понятно, что данная политическая линия проводимая югославскими властями неминуемо должна была привести страну к тому, что она окажется втянутой в военные действия Третьего Рейха.

В апреле 1939 года Италия оккупировала Албанию, в октябре 1940 года итальянские войска вторглись в Грецию и получили решительный отпор. Как помним, Гитлер ринулся на выручку Муссолини и приказал Генеральному штабу готовиться к нападению на Грецию. Эта операция получила название «Марита». Но, чтобы осуществить выполнение этой операции немцам требовалось право на проход через территорию Югославии. Ради сохранения целостности своей страны принцу Павлу было выгодно заключить тройственный союз с Римом и Берлином. Гитлер же настаивал на том, чтобы Югославия стала «четвертой» в «Трехстороннем пакте» – документе, подписанном в конце сентября 1940 года Германией, Италией, Японией. В противном случае, Югославии грозила оккупация. В результате 25 марта 1941 года премьер‑министр Цветкович и министр иностранных дел Цинкар‑Маркович подписали протокол о присоединении к Берлинскому пакту. А через пару дней два сербских генерала Бора Миркович и Душан Симович осуществили поддержанный англичанами государственный переворот в Белграде. В результате переворота было распущено правительство Цветковича, а главой государства стал сын Александра I – Петр.

Генерал авиации Симович поспешил заверить Берлин в том, что в Югославии со сменой правительства, в международных отношениях ничего не изменилось и она все так же «стремится к поддержанию добрососедских отношений с Германским рейхом и Итальянским королевством». Симович верил в то, что личная дружба с рейхсмаршалом и главой люфтваффе Герингом, поможет спасти страну. Он ошибся – 6 апреля немцы напали на Югославию.

Ремарка:

Гитлер был разъярен тем, что сербы изменили его планы, и поклялся «стереть Югославию с лица земли». Он уже давно хотел привлечь на свою сторону хорватов, заявив, что «политическая напряженность в Югославии усилится, если мы дадим хорватам гарантии независимости».

Части сербской армии были отведены из Словении и Хорватии до нападения немцев. Хорваты и словенцы остались и без оружия, и без боеприпасов, и без снаряжения и просто разошлись по домам. А югославская королевская армия прекратила существование: сто из ста тридцати пяти генералов офицерского корпуса сдались в первую же неделю вторжения. Двенадцатого апреля Белград был захвачен силами одного взвода войск СС. Генерал Симович и правительство бежали из страны. А немцы использовали в своих целях хорватов, представив себя освободителями.

Ну а дальше Югославия была расчленена: немцы оккупировали Сербию, болгары – Македонию. Хорватия была поделена на немецкую и итальянскую зоны и Независимое государство Хорватия. Независимая Хорватия получила небольшую часть Далмации и Боснии и Герцоговины, собственно то, на что претендовала Италия. Сербская провинция Косово была присоединена к итальянской колонии Албании, получившей название Великая Албания.

Хорватское правительство возглавил Анте Павелич, который еще в 1929 году, после того, как Александр I объявил себя абсолютным монархом, бежал в Италию и там создал партию усташей. Усташи – профашистская террористическая организация, целью которой было насильственное освобождение и независимость Хорватии.

Усташи

Еще не успел пасть Белград, под «ударами» взвода эсесовцев, а в Загребе усташи уже захватили власть и готовились к празднику – встрече освободителей, то есть немцев. Хорватское правительство сразу приняло немецкие расовые и экономические законы и начало преследовать евреев, сербов, коммунистов, лидеров оппозиции и прочих – кто не нравился.

Однако, несмотря на то что гитлеровцев встречали с помпой, но далеко не все хорваты приветствовали профашисткий режим Павелича. Радость населения была вызвана тем, что было образовано государство – Независимая Хорватия. А что до Павелича и усташей, то на пике популярности, в 1942 году, движение насчитывало в своих рядах всего 60 тысяч человек.

Первое, что сделал Павелич, обосновавшись в Загребе – развернул волну террора против местного сербского населения. Он рассчитывал создать этнически чистое государство в стране, где хорваты составляли половину населения. Ну а Гитлер дал совет, молодому хорватскому правительству – не допускать излишней жалости при осуществлении своих целей. «Если хорватское государство хочет быть сильным – заявил Гитлер – то следует в течение 50 лет вести политику нетерпимости, потому что излишняя терпимость в подобном вопросе принесет лишь вред». Совет Павеличу и его «соратникам» понравился и буквально за несколько недель был заложен фундамент для Ясеноваца – самого большого концентрационного лагеря в Южной Европе. Руководил строительством Векослав Любурич.

Один из тех, кто поддержал установление режима усташей, был лидер хорватской крестьянской партии Владко Мачек, он и оказался одним из первых узников Ясеноваца. Мачек своими глазами видел, как в лагерь, для последующего уничтожения, прибывали цыгане, евреи, сербы… В основном, конечно, именно сербы были узниками этого лагеря, но хватало здесь и этнических хорватов – политических противников Павелича. В общем, усташам нужно было моноэтническое и моноконфессиональное государство. Вот так, цели усташей были провозглашены в одной из центральных газет того времени: «Мы уничтожим одну треть сербов. Мы выселим из страны другую треть, а остальных подтолкнем в объятия Римско‑католической церкви. Через десять лет наша Хорватия станет полностью католической».

Усташи, действительно были фашиствующим зверьем, и это заставило сербов, живших в Независимом государстве Хорватия, взяться за оружие и уйти в ряды монархистов‑четников и партизан Тито.

Очень быстро новоявленное государство Независимая Хорватия было разорвано на части внутренними раздорами, и усташи, несмотря на всю их запредельную жестокость, так и не смогли сохранить контроль над страной. И, что самое примечательное, даже немцам были противны эти беспринципные животные, в образе человека.

Вот что писал в донесениях командующий силами вермахта в Хорватии генерал Эдмунд Глайзе фон Хорстенау об «этой мерзкой банде убийц и преступников». В июле 1941 года фон Хорстенау сообщил в Берлин: «Согласно достоверным донесениям многочисленных немецких военных и гражданских наблюдателей, в последние недели в городах и деревнях усташи просто обезумели». Генерал также писал следующее: «Мы нигде не заметили следов пребывания партизан, но повсюду можно было видеть много бесхозного скота и лошадей, не говоря уже о домашней птице. В селении Црвени‑Бок усташами было убито 500 местных жителей в возрасте от 15 до 20 лет. Многие женщины были изнасилованы и затем подвергнуты пыткам, а дети убиты. В реке Сава я видел труп женщины с выколотыми глазами и засунутой в половые органы палкой. Ей было не более 20 лет, когда она попала в руки этих чудовищ. Повсеместно можно видеть свиней, пожирающих тела мертвых людей. Все дома разграблены. Те местные жители, кому посчастливилось остаться в живых, загнаны в товарные вагоны. Многие из них в дороге перерезали себе вены».

Считается, что за четыре года существования Независимого государства Хорватия было убито 30 тысяч евреев, 29 тысяч цыган и 600 тысяч сербов – то есть одна треть довоенного населения на этой территории.

Сербия: четники и партизаны

В Сербии тоже было сформировано прогерманское правительство, которое возглавил министр обороны генерал Милан Недич, правивший страной до 1945 года. Недич поддерживал Гитлера и встречался с ним в 1943 году. Новое правительство спешно построило сто шестьдесят три концентрационных лагеря для евреев, цыган и своих политических противников, создало собственные военизированные формирования – Сербскую государственную стражу, которая насчитывала около 20 тысяч человек. В стражу вошли сербские полицейские части, созданные при короле Александре и регенте Павле. Четники – это сербские партизаны‑националисты, получившие название от нерегулярных войск, которые в XIX веке сражались против турок. Наибольшую известность в годы войны получили четники Дражи Михайловича, контролировавшие западные районы Сербии.

После расчленения Югославии четники разделились на три части: одна часть присягнула новому сербскому прогерманскому правительству; другая осталась лояльна своему довоенному руководителю Коста Печаначу, который открыто сотрудничал с немцами; третья – следовала курсом сербского фашиста Димитрие Льотича. Самыми жестокими были отряды Льотича, на счету которых огромное число убитых евреев, цыган и партизан. В августе 1942 года правительство Сербии с гордостью объявило о том, что Белград стал первым городом нового нацистского порядка, «свободным от евреев».

До войны в Белграде проживало 12 тысяч евреев, из них выжили 1115 человек. Всего за 1941–1945 годы было уничтожено 95 процентов еврейского населения Сербии.

Четники, что поддерживали Михайловича, офицера‑монархиста, известного связями с Британией, в начале войны оказали сопротивление немецким войскам, но при этом они же сотрудничали с итальянцами. Воевал Михайлович с усташами и партизанами. Воевал скромно, поскольку в его распоряжении было около тридцати тысяч четников. Но в надежде, что англичане окажут его отрядам финансовую и военную помощь, утверждал, что его отряды насчитывают 300 тысяч человек. Сначала англичане поверили ему настолько, что посчитали его одной из ключевых фигур Югославского Сопротивления, но правда все-таки вышла наружу и в конечном итоге, Англия стала поддерживать партизан Броз Тито.

Конечно, фигура Иосипа Броз Тито очень значима для Балкан и следовало бы посвятить рассказу о нем побольше места, но для данной темы, все-таки ограничусь краткой справкой.

Иосип Броз родился 7 мая 1892 года в многодетной крестьянской семье, в селе Кумровец, в Хорватии, которая входила тогда в состав Австро-Венгрии, неподалёку от Загреба в хорватском Загорье на границе со Словенией. Отец его, Франц Броз был по национальности хорватом, а мать, Мария Явершек, — словенкой. Будущий президент Югославии был седьмым по счёту ребёнком.

В 1907 году пятнадцатилетний Броз окончил 5 классов начальной школы и два класса гимназии, после чего уехал в город Сисак (Хорватия), где поступил учеником в слесарно-механическую мастерскую. Здесь он за три года основательно освоил слесарное дело. По исполнении 18-ти лет, он уехал в столицу Хорватии город Загреб. Там, а также в Любляне, в течение 1910-1911 годов, Иосип Броз работал на машиностроительных заводах. Одновременно он стал членом профсоюза, и вступил в ряды Социал-демократической партии Хорватии и Славении. В конце 1911 года Броз отправился в поисках работы в ещё одну провинцию Австро-Венгрии – Чехию, где изначально устроился на металлический завод в Йинец-Ценкове, после чего перешёл на завод «Шкода» в Пльзене. Перебравшись в Германию, будущий маршал нанялся на завод «Бенц» в Мангейме, но вскоре поселился в Австрии, где стал рабочим автомобилестроительного завода «Даймлер».

Осенью 1913 года И. Броза призвали в австро-венгерскую армию, где он проходил службу сначала в Вене, а затем в составе 25-го пехотного полга в Загребе. Когда началась первая мировая война, Броз был отправлен на Сербский фронт. Зарекомендовав себя хорошим солдатом, он получил чин взводного. В начале января 1915 года его часть была переброшена в Галицию, на Карпатский фронт. Здесь унтер-офицер И. Броз также проявил себя как прекрасный солдат, его взвод уничтожил достаточно большое количество русских бойцов. Однако 4-го апреля 1915 года у местечка Окна он был тяжело ранен и оказался в России как военнопленный. Как вспоминал позже сам президент Тито, это случилось во время боя пехотинцев австро-венгерской армии с черкесской конницей, которая прорвала австрийские укрепления. В момент рукопашной схватки, Броз якобы получил удар пикой в спину.

Находясь в русском плену, И. Броз в течение 11 месяцев лечился в госпитале, размещавшемся в Успенском монастыре города Свияжска, недалеко от Казани. Там он, по своим воспоминаниям, находился на грани жизни и смерти, переболев воспалением лёгких и сыпным тифом. Из Свияжска Иосип Броз был переведён в город Алатырь на реке Суре (Чувашия), а затем в лагерь военнопленных в небольшой город Ардатов Симбирской губернии. Пребывание в лагере не было долговременным и он перешёл работать механиком на мельнице в селе Каласеево. В конце лета 1916 года его отправили в лагерь для военнопленных в город Кунгур, неподалёку от Перми. Там пленные использовались для работы на строительстве железной дороги. И вот здесь И. Броз начал контактировать с рабочими-большевиками, ознакомившись впервые с работами Ленина. В Кунгуре его застала весть о победе Февральской революции. В мае он был переведён на работу на станцию Ергач под Пермью. Оттуда он решил бежать в Петроград, где нанялся на Путиловский завод. Вместе со своими коллегами-рабочими И. Броз участвовал в июльской демонстрации против Временного правительства. Впечатлённый большевистской пропагандой и очарованный революционными лозунгами, молодой хорватский коммунист решил бежать на родину, «делать революцию». Для этого он предпринял попытку выехать на Балканы через Финляндию, однако под Улеаборгом был схвачен полицией, отправлен обратно в Петроград и посажен в Петропавловскую крепость. Отсидев там три недели, Броз был отправлен в Сибирь. В пути, на железнодорожной станции Атаманский хутор он узнал об октябрьском перевороте. Прибыв в конце октября 1917 года в Омск, он вступил в ряды интернационального отряда Красной гвардии, в котором прослужил несколько месяцев, поучаствовав в боях против колчаковцев. В крупном сражении под Омском на хуторе барона Унгерна, красногвардейские части были разбиты, и И. Броз скрылся в селе Михайловка, где работал механиком на паровой молотилке зажиточного крестьянина С.Шклярова. В этой деревне экс-красногвардеец познакомился в конце 1917 года с красивой девушкой по имени Пелагея (Полина), дочерью крестьян Дарьи и Дениса Белоусовых. Впоследствии, в мае 1918 года молодые люди поженились. И. Броз часто бывал в Омске, где участвовал в агитациях и революционной работе, которую вела югославская коммунистическая организация, имевшая свою секцию при РКП(б). После взятия Омска Красной армией, Броз поселился в этом городе, откуда он решил как можно скорее выехать на родину вместе с женой П.Д. Белоусовой (оформили брак 7 сентября 1920 года в Боголюбском райисполкоме, причём, муж зарегистрировался под фамилией Иосиф Францович Брозович). В начале ноября того же года супружеская пара Броз прибыла в Загреб транзитом через Эстонию, Германию и Австрию. Однако родителей своих И. Броз в родном селе уже не застал – мать умерла ещё в 1918 году, а отец переехал в село Купинац, недалеко от Ястребарско, где работал лесничим. Навестив его, Иосип Броз оставил у него беременную жену, а сам отправился в Загреб в поисках работы. Там он устроился в механическую мастерскую Филиппа Баума, вскоре перевезя в город супругу.

Создание неуклюжего государственного формирования под названием Королевство сербов, хорватов и словенцев, где народы не получили равноправия, и властями проводилась политика социального и национального угнетения, послужило благоприятной почвой для революционного брожения в стране. 35 тысяч югославянских коммунистов вернулось на родину из Советской России, опьянённые пролетарскими идеями и со стремлением разрушить монархию Карагеоргиевичей. В 1920 году И. Броз стал членом КПЮ и с головой ушёл в революционную работу, вступив в загребское отделение Союза рабочих-металлистов. 30 декабря 1920 года в стране был принят декрет «Обзнана», запрещавший деятельность КПЮ, а в августе 1921 года она была разгромлена в соответствии с законом о защите государства.

С сентября 1925 года по октябрь 1926 года Иосип Броз работал на судоверфи в Кралевице на Адриатическом побережье, где возглавлял созданную им парторганизацию. В марте 1925 года он был арестован полицией Беловара по подозрению в организации политических демонстраций, однако, в тюрьме его продержали всего 8 дней, выпустив на свободу за отсутствием доказательств преступления. По возвращению в Загреб И. Броз стал секретарём комитета профсоюзов всей Хорватии. Уже в июне 1927 года он был избран организационным секретарём Загребского горкома партии. В июле месяце того же года его вновь арестовала полиция, но через два месяца он был вновь освобождён. Также 36-летнего коммуниста выпускали из тюрьмы ещё дважды в 1928 году, а один раз ему удалось бежать при допросе, выпрыгнув через окно на крышу соседнего сарая. Тем не менее, несмотря на ловкость лидера коммунистов Загреба, полиции всё же удалось поймать его в ночь с 4 на 5 августа 1928 года на съёмной квартире, где помимо революционной литературы было найдено и оружие. И. Брозу было предъявлено обвинение в ведении коммунистической пропаганды, а также незаконном хранении огнестрельного оружия и гранат. Вместе с другими коммунистами Броз находился под следствием 14 месяцев. 21 февраля 1929 года он был осуждён на 5 лет и 7 месяцев каторги. Однако в общей сложности отсидеть ему пришлось только 6 лет, в тюрьмах Лепоглава (Хорватия) и Марибора (Словения).

И в тюрьме Иосип Броз проявлял политическую активность, организовав парторганизацию в составе 43-х коммунистов. Также в тюрьме он близко сошёлся с другим коммунистом – Моше Пьяде. 29 декабря 1934 года Политбюро ЦК КПЮ приняло решение направить И. Тито в Москву в качестве представителя Компартии Югославии в Профинтерне. В столицу СССР Тито прибыл 21 февраля 1935 года из Праги с австрийским паспортом на имя Йозефа Гофмахера и поселился в расположенной на улице Горького гостинице «Люкс», которая была предоставлена тогда в распоряжение зарубежных коммунистов – сотрудников Коминтерна. В комнате 275 поселился Фридрих Фридрихович Вальтер – под этим новым псевдонимом знали Тито сотрудники Коминтерна. Им он подписывал документы, предоставляемые в Коминтерн. Впоследствии, в том числе и в период войны, вся переписка с ИККИ велась Тито под псевдонимом Вальтера. В Советском Союза Тито ожидала также встреча с женой и сыном. 19 апреля 1936 года Тито и Белоусова развелись.

В последствие Пелагея Белоусова дважды была судима – в 1938 году, по обвинению в связи с левым крылом в КПЮ, и в 1948 году, как бывшая жена Тито, реабилитирована и умерла в Москве в 1966 году.

А Тито в 1936 году, находясь в столице СССР, женился на Люции Бауэр, оставив на её попечение сына Жарко, намереваясь вывезти их в дальнейшем из Москвы в Югославию. Однако и вторая его жена была арестована органами НКВД в 1937 году, а Жарко Броз был передан на воспитание в специальный детдом для сотрудников Коминтерна в Иваново.

27 июня 1941 года прошло расширенное заседание Политбюро ЦК КПЮ, на котором было признано целесообразным создать Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии во главе с Генеральным секретарём ЦК КПЮ И. Тито, а также направить часть членов ЦК на места с целью организации партизанских отрядов и руководства ими. В это же время из Москвы от имени ИККИ стали приходить указания для руководства югославской Компартии о ведении активных боевых действий против оккупантов. 4 июля руководителями КПЮ было принято решение о поднятии восстания и ведения партизанской войны. Учреждалась должность политических комиссаров, представителей КПЮ. В стране начали формироваться партизанские отряды, руководство которыми стал осуществлять Главный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югославии во главе с И. Тито.

Партизанские отряды, созданные Иосипом Броз Тито, в годы Второй мировой войны представляли собой единственную реальную силу, противостоявшую немцам в тогдашней Югославии. Они вели кровопролитные бои с оккупантами и 13 июля 1943 года на освобожденных ими территориях (в это время в партизанских отрядах Тито воевало 300 тысяч человек) создали Демократическую Республику Хорватию, которую возглавил Андрийя Хебранг. В 1944 году титовские партизаны были единственной силой в Югославии, которую признавали и поддерживали англичане и американцы.

Однако в 1941 году страна находилась под немецким сапогом.

Вскоре после создания Хорватия Павелича предложила Германии отправить свои войска на Восточный фронт. В письме к Гитлеру Павелич заявил, что хорваты готовы присоединиться к борьбе «всех свободолюбивых народов против коммунизма». Призыв хорватского диктатора собрал 4 тысячи добровольцев. Из них был сформирован 369‑й хорватский пехотный полк, состоявший из штаба, трех пехотных батальонов и артиллерийской роты.

В октябре 1941 года 369‑й полк участвовал в боях на Днепре, где взял в плен несколько тысяч красноармейцев, поверивших в то, что с ними будут обращаться лучше, если они сдадутся славянам. В следующем году, в июле 1942‑го полк воевал в районе Дона, где понес большие потери. Он также участвовал в боях под Сталинградом, где его численность сократилась еще больше. Так, например, только за 3 ноября 1942 года, полк потерял 191 человека. В тяжелых боевых условиях численность хорватского полка стремительно сокращалась, и в довершение ко всему его командир, полковник Павичич, сошел с ума. 23 января 1943 года 18 раненых хорватов были вывезены самолетом из Сталинградского котла. Остальные их товарищи продолжали воевать под командованием подполковника Месича. Все они были убиты или попали в плен, когда котел был, наконец, ликвидирован Красной армией.

Балканские части СС

Как бы гитлеровцы не старались, но набрать нормальные войсковые подразделения, кроме уже указанных, на славянских землях у них не получилось. В Балканские части вермахта в качестве добровольцев записывались фольксдойче – этнические немцы, проживавшие в Югославии, Румынии, Венгрии. Именно фольксдойче становились рядовыми, а офицерами и унтер-офицерами были рейхсдойче – немцы из рейха. В целом, рейхсдойче были невысокого мнения о боевых способностях фольксдойче, но Гиммлер был твердо намерен использовать их на поле боя. Главной задачей созданных дивизий была борьба с партизанами.

Воевать с партизанами – дело не благодарное, их, партизан, еще найти надо, а вот мирные жители – этих искать не нужно. Вот с этими людьми и «воевали» бравые фольксдойче, под командованием рейхсдойче.

В мае 1943 года, в ходе операции «Шварц», созданная для борьбы с партизанами дивизия «Принц Евгений» вошла на землю Черногории и оккупировала район Никшича. И здесь развернулись репрессии против мирного населения. Каратели сжигали целые деревни, подвергая пыткам и убивая мирных граждан прямо в их домах. Их жертвами стали беременные женщины, дети, старики – все они были безжалостно убиты. В одной деревне было убито 121 человек, главным образом женщины. Германские «воины» умертвили 29 детей в возрасте от полугода до 14 лет и 30 стариков в возрасте 60–92 года. В марте 1944 года в ходе зачистки местечка Сини было убито 834 местных жителя, останки которых каратели сожгли. Более 500 домов было разграблено и предано огню.

Мусульманский батальон СС «Хандшар»

17 июня 1944 года Гитлер санкционировал создание 2‑й хорватской дивизии СС. Новая дивизия получила название «Кама» – это короткий турецкий кинжал – и номер 23. Также было также принято решение создать горнострелковый корпус, в который в конечном итоге и вошли дивизии «Хандшар» и «Кама».

Набор в дивизию «Кама» начался 10 июня 1944 года. В нее вошли немецкие офицеры и унтер‑офицеры, хорватские офицеры и рядовые из дивизии «Хандшар». В «Каму» перевели в полном составе разведывательный батальон «Хандшара». В новую дивизию также влились новобранцы, главным образом мусульмане из Боснии. В сентябре 1944 года в «Каме» насчитывалось 3793 человека.

У рейхсфюрера СС Гиммлера было несколько причин для создания мусульманской дивизии СС. По его мнению, такая дивизия активно воевала бы с православными сербами, которых в титовских партизанских отрядах было большинство. А еще Гиммлеру нравилась исламская идея о доблестной для мусульман смерти в священной войне за веру (джихаде) и ему всегда импонировал ислам, поскольку он искренне считал мусульман бесстрашными воинами, а также полагал, что хорваты (и населявшие Хорватию мусульмане) были не славянами, а потомками древних ариев.

Для Гитлера же, было важнее то, что существовала возможность привлечь на свою сторону 350 миллионов мусульман для борьбы против ненавистной Британской империи. Создание дивизии из мусульман, даже европейских, представлялось Третьему рейху своего рода трамплином для осуществления этой великой цели.

Но желание немцев создать мусульманскую дивизию вызвало недовольство хорватов, поскольку это бы способствовало разжиганию межконфессиональной розни и мусульманскому сепаратизму. А уж когда немцы для привлечения в ряды своих частей мусульман задействовали великого муфтия Иерусалима, недовольство хорватов перелилось через край. Но все предпринятые гитлеровцами усилия принесли результат –

8 тысяч добровольцев. Этого было явно недостаточно для конечной цели – 26 тысяч человек, и в дивизию попали хорватские фольксдойче, мусульмане из числа военнослужащих хорватской армии и усташи. Несмотря на подобные добавления, дивизия оставалась на практике мусульманской: в каждом батальоне был свой имам, а в полку мулла. Выпускались брошюры на темы ислама, которые раздавались всем военнослужащим дивизии. Имеются сведения, что Гитлер послал всем им по экземпляру миниатюрного издания Корана.

Однако, немецкие инструкторы, ненавидевшие славян, не разделяли уверенности Гиммлера в том, что мусульмане‑боснийцы могут стать полноправными и достойными военнослужащими войск СС. Немцы приходили в отчаяние при виде своих солдат, становившихся на колени на молельные коврики в час молитвы. В конечном итоге все вылилось в высокомерно‑властное отношение к боснийцам, что вызвало трения между офицерами и рядовыми и это, в свою очередь, привело к мятежу в инженерно‑строительном батальоне. Тогда было убито несколько немецких офицеров. Мятеж был подавлен: 14 человек расстреляли, остальных участников отправили на строительство оборонительных сооружений линии Зигфрида или бросили в концлагеря.

Но, не смотря, ни на что, в начале 1944 года дивизия была готова к боям и получила название 13‑я горнострелковая дивизия СС «Хандшар».

Дивизия «Хандшар» принимала участие в боях против партизанских отрядов. Так происходило до сентября 1944 года, когда ее отвели обратно на базу в Брчко. И именно тогда партизаны Тито нанесли по ним новый удар. К этому времени в дивизии число дезертиров достигло 2 тысяч человек, которые, уходя, забирали с собой оружие. Многие из них присоединились к партизанам, особенно после того, как Тито объявил амнистию. Другие переходили на сторону усташей или возвращались домой для охраны своих семей. Дивизии «Хандшар» теперь сильно не хватало живой силы, и 24 сентября Гиммлер приказал реорганизовать ее. В каждом ее горноегерском полку расформировали третьи батальоны, и большая часть подразделений была передана IX горному корпусу СС.

Солдат для рейха Гиммлер пытался найти не только в Югославии, но и в Албании. В годы итальянской оккупации (в 1941–1943 годах) косовских сербов, евреев, цыган – всех неалбанцев арестовывали, бросали в лагеря, депортировали, убивали. Дома сербов поджигались, а их самих изгоняли из Косова. Десятки сербских православных церквей и монастырей были разграблены и разрушены. После капитуляции Италии в 1943 году Албанию оккупировала Германия. Немцы стали укреплять свои войска отрядами албанских националистов и привлекать новобранцев в военные структуры рейха. 16 сентября 1943 года Дзафер Дева из националистической албанской группировки Национальный союз, боровшейся за «этнически чистую Великую Албанию», создал Вторую лигу Призрен (так называлась национально‑освободительная организация албанцев в XIX веке) «при помощи немецких оккупационных властей». Ее главной задачей была зачистка Албании от сербов, евреев и прочих народов. Давление на косовских сербов усилилось, и в итоге 100 тыс. сербов были изгнаны из Косова.

Вторая лига Призрен Гиммлера устраивала тем, что новоявленная албанская дивизия СС будет расово пригодной. Он верил в результаты антропологических исследований, проведенных итальянцами в 1941–1943 годах, согласно которым предки жителей Албании были арийцами, сохранявшими расовую чистоту последние 2 тысячи лет. Албанцы действительно индоевропейцы (потомки иллиро‑фракийцев), принявшие, однако (в большинстве), мусульманство.

Созданные из албанцев дивизии СС были непригодны в военном отношении и использовались для этнических чисток. В Косове албанцы методически и планомерно убивали безоружных сербов. Их первой карательной операцией было уничтожение евреев в Приштине 14 мая 1944 года.

Как видим, Косово и Старая Сербия имеют длинную историю геноцида и не только сербского народа. После победы СССР Югославия и Албания стали социалистическим государствами. В ноябре 1945 года Тито объявил о создании Федеративной Народной Демократической Югославии, а в 1946 году была провозглашена Народная Республика Албания. Националистические и сепаратистские настроения в обоих государствах сурово подавлялись, и думалось, что раны нанесенные в период Второй мировой войны постепенно исцелялись. Однако убитые в Югославии миллион семьсот тысяч человек мирных жителей, в чьей смерти была виновата нацистская политика на Балканах, оставили тяжкое наследие недоверия и жажды мести. Эти настроения долго копились и в 1990‑х, при поддержке сепаратистов странами НАТО, взорвались новой кровавой вакханалией насилия.

Продолжение следует…

Использованная литература:

Н. Бондарев «Русские тайны Иосипа Броз Тито», 2019 г.

Е. Матонин «Иосип Броз Тито», (серия ЖЗЛ), 2012 г.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: Васия Патриот "Руки Кремля" Заслуженный автор

Немножко строитель и много журналист. Я Zа Путина, уважаю Сталина и помню СССР. При этом я не либерал, не коммунистка... Я, вообще-то, за здравомыслие - оно основа, а политика - преходяща.

И еще я атеистка и не терплю разум, ограниченный ненавистью и догматами.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

Комментариев пока нет
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности