АНАТОМИЯ ЕДИНОМЫСЛИЯ (06)

Вот мы и подошли к одному из «центральных» узких мест нынешнего Глобального Кризиса. Многие переходы к новым правилам жизни требуют массового интеллектуального труда. А это, с точки зрения современного Единомыслия, невозможно, потому что лишь немногим дано заниматься самостоятельным интеллектуальным трудом. Это непреодолимое препятствие делает рассказы автора о «желаемых новых правилах», скорее всего, «сказками» или «пустыми мечтаниями». А если оно может быть преодолено?

Интеллектуальный труд

  1. Очень немногие люди способны заниматься самостоятельным интеллектуальным трудом; это не всем дано.

Дефицит интеллектуальных возможностей общества, или, иными словами, дефицит людей, занимающихся интеллектуальным трудом – главное препятствие к реализации большинства новых парадигм. Мы знаем, что тот или иной новый результат может быть получен в каждом отдельном случае, когда на его получение удаётся выделить интеллектуальные ресурсы, но повсеместное получение таких результатов не представляется возможным просто потому, что требует огромного объёма интеллектуально-инновационного труда. Такого объёма, что современное общество никак не может обеспечить. Поэтому повсеместное внедрение новых парадигм представляется нам чем-то из области антинаучной фантастики.

Правда, каких-нибудь 120 лет назад точно так же антинаучной фантастикой казалась повсеместная автомобилизация. Нет, об автомобилях тогда прекрасно знали. Чуть ли не в каждом большом населённом пункте обязательно был местный сумасшедший, сумевший собрать в сарае «самобеглую коляску» и пугавший на улицах прохожих и лошадей. Но невозможно было вообразить себе, что таких местных сумасшедших станет настолько много, что чуть ли не каждый второй сможет пересесть с повозки, запряжённой лошадьми, в автомобиль. Не было тогда столько умельцев ни в одном городе, ни в одной стране.

Но нашёлся ведь один такой сумасшедший, который в это поверил, а после экскурсии на скотобойню понял, как это можно сделать. И мало того – действительно, сделал. Открыл свой маленький заводик с конвейером и начал выпускать МНОГО автомобилей.

Так и здесь: достаточно представить себе, что такой огромный объём интеллектуального труда реально возможен, что Человечество способно так организоваться, чтобы одновременно решать МНОГО самых разнообразных задач, и тогда эти новые парадигмы, сколько бы их ни было, становятся осуществимыми! Остаётся только придумать, как организовать людей для этой огромной работы. И где взять подходящих людей.

Начнём с последнего: где взять людей? Позже мы поговорим о кризисе занятости (он же кризис «лишних людей»). Новая парадигма занятости потребует сокращения занятости людей в производстве благ, в сельскохозяйственном и промышленном труде. За счёт чего? За счёт машинизации, автоматизации и роботизации производства – как промышленного, так и сельскохозяйственного. Эти процессы уже происходят. И тут встаёт вопрос: куда девать «лишних людей»? Есть три возможности: (а) пусть лишние люди вымрут; (б) посадить лишних людей на вэлфер, на пособие; и (в) занять высвободившихся из промышленности и сельского хозяйства массы людей ДРУГИМ трудом. Каким? Выбор небогат: либо криминальной деятельностью, либо обслуживанием, либо интеллектуальным трудом. Криминальный отбросим – это разрушит общество. Сфера обслуживания тоже не безразмерна – не могут 95 человек обслуживать пятерых. Остаётся одно: этих людей – а их будет очень и очень много – нужно занять интеллектуально-инновационным трудом.

Как это сделать? Мы прекрасно знаем, что нет в человеческом обществе столько умников: нужно занять умственным трудом не менее 85% трудоспособных людей, но способных к регулярному интеллектуальному труду в нём не более 15%.

Рассматривая историю других кризисов, мы обязательно найдём там возможности решить эту «неразрешимую» задачу. А пока давайте поверим, что это вполне выполнимо. Даже в массовых масштабах. Конечно, не сразу. Ну так и Москва не сразу строилась!

А с чего это вдруг мы должны верить всякой чепухе невозможной? Пока ответ прост. Во времена охоты и собирательства были местные сумасшедшие, которые собранные зёрна не съедали, а прятали в землю. Да, верно, у них через полгода вырастало больше зёрен, чем могли собрать все остальные. Но к такому тяжкому труду и ожиданию были способны единицы. Кто бы мог поверить, что когда-нибудь таких «сумасшедших» станет настолько много, что они смогут кормить всех? Так что и это «поверь в мечту» совсем не ново.

Значит, кризис интеллектуального труда должен стать переходом от дефицита к изобилию людей, занимающихся интеллектуальным трудом.

А вот теперь поговорим об интеллектуально-инновационном труде: почему он сейчас в дефиците (я не считаю интеллектуальным трудом создание «фейк-ньюс» и блоги о том, «как я хорошо живу, и вам того же желаю»), и как сделать его массовым.

Сейчас интеллектуальная работа считается необязательной для каждого взрослого человека, и потому чаще всего интеллектуальной деятельностью занимаются те, кому повезло родиться с такой склонностью или встретить на жизненном пути учителя, который сумел пробудить такое стремление. Оба процесса – случайные, потому доля тех, кто занимается интеллектуальной работой по призванию, весьма невелика. А когда возникают серьёзные задачи, требующие большого объёма интеллектуального труда, ощутимый дефицит квалифицированных исполнителей приводит к тому, что эти задачи ставятся и решаются только локально.

Однако Глобальный Кризис, переход от сосуществования Искусственного и Природного Миров к их коэволюции, требует глобальной постановки множества разнообразных сложных интеллектуальных задач, и их решение возможно только при условии массового интеллектуального труда.

Какие это задачи? Попробуем разобраться.

Мы столкнулись с Лавиной Кризисов. На сегодня выявлено более полусотни разных взаимно переплетённых системных кризисов, практически одновременно обрушившихся на человечество. Каждый системный кризис сам по себе способен ввергнуть затронутое им общество в хаос. Просто потому, что вовлечённый в этот кризис аспект жизнедеятельности очень важен для любого сообщества, для людей, а вот мнений по выходу из кризиса, принимаемых решений и совершаемых действий будет очень и очень много – вместо Единомыслия, какое было раньше. Лавина Кризисов – а ведь выявлены далеко не все её составляющие! – затрагивает, в разной мере, всё Человечество. Они запутаны в единый клубок, и не всегда поймёшь, с каким набором кризисов сейчас имеешь дело. Это – хаос в энной степени.

Надеюсь, этот образ достаточно точно отражает сложность и невыполнимость стоящей перед Человечеством задачи: преодолеть всю эту Лавину Кризисов.

Автора поддерживает только одна надежда: что его комплексный (насколько это возможно) анализ Лавины Кризисов хоть в чём-то облегчит выполнение этой задачи, какой бы невыполнимой она не представлялась.

Показатели эффективности интеллектуальной работы

Интеллектуальная работа будет нацелена на повышение 5 основных показателей эффективности: эргономичности, экологичности, экономичности, технологичности и конкурентоспособности. Эти характеристики приложимы ко всем аспектам интеллектуального труда и его результатов. Рост этих показателей в результате изменений, происходящих в человеческом обществе, мы будем рассматривать как критерий целесообразности таких изменений.

  1. Эргономичность заключается в использовании естественных действий и процессов; учёте ограниченных возможностей человека; и исключении возможности совершать типичные ошибки.
  2. Экологичность требует в любой деятельности минимизировать расход естественных ресурсов, отходы и нарушения установившегося баланса.
  3. Экономичность в широком смысле определяется возвратом ресурсных инвестиций (Return of Resources Invested, RORI), т. е. эффективностью использования разнообразных ресурсов при создании новых ценностей: насколько полученный результат оказывается более ценным, чем вложенные в его создание естественные и искусственные ресурсы.
  4. Технологичность деятельности заключается в использовании естественных процессов, максимально достижимом качестве результата, и в расходовании минимума ресурсов.
  5. Конкурентоспособность определяется успешностью деятельности, способностью успешно выполнять «невыполнимые» миссии, и достижимым качеством получаемых результатов.

Зачем понадобится интеллектуальная работа?

Интеллектуальная работа нужна для поиска путей выполнения конкретных задач, связанных с производством, распространением, использованием и утилизацией разнообразных товаров.

Какие задачи должны быть выполнены? Этих задач очень много. Они, в первую очередь, касаются товаров, производственных процессов и процессов «обмена ценностями» (по-простому, купли-продажи), а также отходов и нашего отношения к Природному Миру.

Все изготавливаемые товары должны стать эргономичными, экологичными, экономичными, технологичными и конкурентоспособными. Эргономичный товар должен максимально точно отвечать ожиданиям потребителей, использоваться максимально естественно и без ошибок со стороны пользователя, чреватых поломками, травмами и другими неприятностями. Экологичное использование товара должно требовать минимальных расходов естественных ресурсов, создавать минимум отходов и вызывать минимальные нарушения установившегося баланса в природной среде, жизни и деятельности людей. Использование экономичного товара должно создавать намного больше ценностей в жизни людей, чем было израсходовано на его приобретение и поддержание его функционирования. Использование товара должно стать естественным, давать максимально качественные результаты при расходовании минимума ресурсов, а для этого товар должен быть технологичным. Чтобы товар был конкурентоспособным, процесс его использования должен быть успешным, возникающие невыполнимые задачи должны успешно выполняться, а результаты должны максимально соответствовать ожиданиям потребителей.

Все производственные процессы должны также быть эргономичными, экологичными, экономичными, технологичными и конкурентоспособными. Эти процессы должны быть естественными, учитывать ограниченные возможности вовлечённых людей и исключать ошибки, чреватые браком и нарушениями безопасности. Производственные процессы должны потреблять минимум естественных ресурсов, создавать минимум отходов и приводить к минимальным нарушениям устоявшегося природного и жизненного баланса. Ценности, создаваемые этими процессами, должны намного превышать ценности инвестированных в процессы ресурсов. Качество результатов этих процессов должно быть максимальным, а возникающие в них «невыполнимые» задачи должны быть успешно решены.

Важно также, чтобы и процессы обмена ценностями (торговля и переговоры) были эргономичными, экологичными, экономичными, технологичными и конкурентоспособными. Как сделать обмен ценностями эргономичным? Он должен проходить самым естественным образом, без обмана и манипуляций, приводящих к недопустимым ошибкам в принятии решения, а решение возникающих при обмене проблем должно быть простым и надёжным, учитывающим ограниченные когнитивные возможности каждой из сторон. А как сделать его экологичным? Для этого обе стороны должны расходовать минимум сил и времени; купля-продажа должна вызывать минимальные нарушения установившегося баланса в жизни обеих сторон; и отходы этого обмена – неудавшиеся попытки продать или купить, неудачные продажи и покупки – также должны быть минимальными. Экономичным процесс обмена может быть, если он взаимовыгодный: каждая из сторон отдаёт меньшую ценность и получает большую. Технологичным обмен ценности становится, если он использует естественную заинтересованность обеих сторон, а не обман или манипуляции; если каждая из сторон получает именно то, что ей нужно; а также если на обмен затрачивается минимум усилий с обеих сторон. Если процесс обмена ценностями каждый раз успешен, если обе стороны каждый раз довольны его результатами, а их неразрешимые проблемы успешно разрешены, то этот процесс будет конкурентоспособным.

Наш подход к отходам и отношения с Природным Миром также должны быть эргономичными, экологичными, экономичными, технологичными и конкурентоспособными. Подумайте, как могут выглядеть эти задачи, по аналогии с описанными выше.

*          *          *

Казалось бы, всё, что автор сформулировал как задачи – не более чем благие пожелания. Но каждая из них издавна стоит перед людьми. Каждому из коллег автора, да и самому автору эти задачи в формате «неразрешимых» ставились, и неоднократно – и успешно разрешались. Проблема только в том, что сегодня, при всей, казалось бы, интеллектуальной мощи общества, не хватает интеллектуальных ресурсов, чтобы сделать все товары, процессы и обмены ценностями, а также наши отношения с природой и эргономичными, и экологичными, и экономичными, и технологичными, и конкурентоспособными. В каждом конкретном случае удаётся (и то не всегда) решить часть этих задач, но далеко не все. Просто не хватает интеллектуальных ресурсов!

Проблему нехватки интеллектуальных ресурсов можно решать двумя путями: экстенсивным и интенсивным. В первом случае привлекают «недостающие» мозги извне, из других стран. Во втором, повышают эффективность использования имеющихся в стране мозгов. В первом случае идёт охота за умными людьми и привлечение их в свою страну, а во втором используются технологии интенсификации интеллектуально-инновационной деятельности людей.

Экстенсивный путь представляется более очевидным и простым. Однако «взрывной» рост количества и сложности встающих перед обществом задач, в конечном итоге, приведёт к тому, что ресурс «умных людей» исчерпывается. И тогда придётся перейти к интенсивному, хотя он кажется нереальным, невозможным и невыполнимым. Но – «глаза боятся, руки делают». Когда другого пути нет, приходится находить реальные способы интенсификации. Тем более что они существуют.

Как интенсифицировать интеллектуальную работу

Здесь мы наталкиваемся на дилемму: нужно много людей вовлечь в интеллектуальный труд, но только малая доля людей способна на этот труд – нам это доказывают века развития человечества.

Человечество уже решало подобное противоречие несколько веков назад, когда понадобилось очень много работников вовлечь в промышленный труд, в труд создания большого количества разнообразных технических шедевров. Но только малая доля людей способна на ремесленное мастерство! Эта дилемма была разрешена путём разработки технологии изготовления каждого товара и разделением труда – по способностям людей. Не столько «подтягивали» людей до уровня мастеров ремесла, сколько использовали их реальные возможности, позволяющие – за счёт успешного процесса – в результате согласованного труда многих «неумёх» создавать реальные шедевры.

А можно ли то же самое проделать с интеллектуальным трудом – сделать его технологичным, сформировать систему разделения интеллектуального труда и использовать труд множества «творческих неумёх» для создания реальных интеллектуальных шедевров? Поставим этот вопрос иначе: а почему бы и нет?

Так что главная задача разработчиков интеллектуально-инновационных подходов – искать пути технологизации и разделения интеллектуального труда так, чтобы для множества людей каждая из операций была в пределах их умственных возможностей.

Как организовать работу в этом случае? Как построить интеллектуальную систему? Какой она должна быть?

По-видимому, это должна быть многоуровневая пирамида. Наверху – уровни стратегов, дальше – несколько уровней фасилитаторов, затем – уровни инноваторов, а в основании пирамиды – уровни внедрителей, умеющих и думать, и руководить работой, и делать что-то своими руками. Каждый «слой» этой пирамиды содержит не один, а несколько уровней; на каждом уровне выполняются свои задачи.

Эта пирамида – ни в коем случае об уровнях интеллектуальных способностей, ибо на каждом уровне нужны свои знания, умения, навыки и экспертиза.

На уровнях стратегии особо важны системный подход, стратегическое видение и эволюционное понимание.

На уровнях фасилитаторов важны знание методов, умение фасилитировать интеллектуальную работу и аналитические способности.

На уровнях инноваторов необходимы научно-технические и «бытовые» знания, логическое и творческое мышление, а также умение эффективно участвовать в командной дисциплинированной интеллектуальной работе.

На уровнях внедрения требуются организационные навыки, научно-технические и практические знания и умения, а также способности быстро ориентироваться в ситуации, находить способы выполнения «невыполнимых» задач и самостоятельно принимать решения.

Описанная пирамида представляет собой, с одной стороны, интеллектуальную иерархию выполняемых задач, а с другой – количественные соотношения людей, задействованных в разных уровнях. Действительно, меньше всего людей нужно на стратегических уровнях и больше всего – на уровнях внедрения.

Каждый уровень пирамиды анализирует ситуацию, ставит задачи следующему уровню, способствует выполнению этих задач, собирает, получает и использует результаты их выполнения, и отчитывается вышестоящему уровню. Фактически, каждый уровень фасилитирует работу следующего уровня. Это и есть иерархия разделения интеллектуального труда.

Для создания такой пирамиды нужно создать «зародыши» каждого уровня: подобрать людей с необходимыми способностями, знаниями и умениями, обучить и тренировать их и сформировать из них устойчивые команды. Первым делом, необходимо разработать технологию интеллектуального труда и «усиливающие» (enabling) интеллектуальные инструменты.

Надо понять, чему учить людей на каждом уровне, как их этому учить, а также разработать учебные курсы и методические материалы и подготовить преподавателей. Этим следует заниматься прямо сейчас (чуть не написал «вчера», что было бы намного точнее).

Поэтому в первую очередь нужно найти и собрать людей, способных это всё сформулировать, и поставить им задачу.

Кто может собрать и озадачить таких людей? Какие специалисты нужны для выполнения этой срочной работы? Кто сможет спланировать и направить эту работу? Создание интеллектуальной армии нужно начинать с ответов на эти вопросы.

Каковы возможности подготовки интеллектуальных кадров в каждой из стран? Есть ли в каждой из ключевых стран специалисты, которые смогут выполнить эту работу, и необходимые для неё знания? Здесь очень важны масштабы и сроки подготовки кадров.

Ни один из так называемых инновационных методов, в их нынешнем состоянии, для выполнения этой задачи ещё не готовы, хотя могут и заявить о своей готовности. На самом деле, стопроцентная готовность и не требуется, необходимые знания будут создаваться по ходу работы. Была бы только решимость взяться за это неподъёмное дело и упорство довести его до конечного результата.

Нужно организовать масштабируемый процесс подготовки и вовлечения в интеллектуальную работу людей, которые высвобождаются из производственных процессов (из-за автоматизации, роботизации и роста эффективности производства).

И тогда есть возможность перейти к новому правилу жизни:

При правильной организации интеллектуальной работы многие люди способны ею успешно заниматься.

(Продолжение следует)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Об авторе: KAPRAZ Патриот "Руки Кремля"
Расскажите что-нибудь о себе.

Присоединяйтесь к обсуждению!

Присоединяйтесь!
Консерваторы и ватники все стран, объединяйтесь под знаменем "Руки Кремля"! Вместе мы непобедимы!

Комментарии

@peepso_user_926(vltop)
🙂 В принципе, логично.
Харедим в Израиле вспомнился. Но там не всё так гладко и сбалансировано с ними ... :)))
1 неделя назад
@peepso_user_926(vltop)
@peepso_user_333(KAPRAZ ) //Вот и вопрос: а что делают харедим, чтобы воспротивиться физическому исчезновению Человечества, а заодно - и Народа Книги?//
Я могу предположить. По моему мнению, сдерживают идеологическую экспансию (и собственную и внешнюю). А во-вторых, получают счастье и покой, общаясь с Книгой.
Не парятся, там всё написано и на всё есть ответы для иудея ... 🙂
1 неделя назад
@peepso_user_333(KAPRAZ )
@peepso_user_926(vltop) , ключевые слова: "не парятся, получают счастье и покой". Похоже на правду...
1 неделя назад
Этот сайт использует cookie для хранения данных. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности